Права человека

Международные правозащитные акты

Пакет основных обязанностей государственной власти по отношению к подчиненным этой власти личностям и запретов вмешательства власти в определенные сферы жизни людей.

Читать дальше...

Деятельность центра

Чем мы занимаемся?

Уважаемые посетители, ознакомьтесь с деятельностью правозащитного центра «Китеж».

Читать дальше...

Пожаловаться на дискриминацию

Не молчи а сообщи!

От латинского «Discriminatio» (различение) — ограничение прав и обязанностей человека по определённому признаку.

Пожаловаться...

Правовая помошь

Юридические консультации онлайн

Правозащитный центр «Китеж» предоставляет бесплатную правовую помощь соотечественникам на форуме сайта.

Задать вопрос...

Главная

Европарламент осудил правительство Болгарии

Европарламент принял резолюцию о верховенстве закона и правах человека в Болгарии. После нескольких недель протестов против правительства парламент выражает озабоченность по поводу уважения принципов верховенства закона, демократии и прав человека, включая независимость судебной власти, разделение властей, борьбу с коррупцией и свободу СМИ.

Пункт 4 призывает власти Болгарии обеспечить полное соответствие избирательного законодательства всем рекомендациям Венецианской комиссии и БДИПЧ ОБСЕ. В пункте J поясняется: Венецианская комиссия и БДИПЧ ОБСЕ обнаружили, что избирательный кодекс Болгарии ограничивает языковое разнообразие и избирательные права граждан, проживающих за рубежом. В частности, упомянутые учреждения рекомендовали разрешить использование языков меньшинств в избирательной кампании и пересмотреть любые другие ограничения свободы слова в избирательном процессе.

В пункте 15 говорится, что болгарские власти должны принять все необходимые меры для эффективной защиты прав меньшинств, в частности, права на свободу слова и свободу ассоциации, в том числе посредством исполнения соответствующих решений Европейского суда по правам человека. Эти решения касаются непризнанного македонского меньшинства в Болгарии, чьи культурные ассоциации не могут получить официальную регистрацию, несмотря на несколько выигранных в Страсбурге дел. До сих пор органы ЕС предпочитали молчать об этой проблеме.

Спасательный пакет национальных меньшинств получил исключительно положительные отзывы на публичных слушаниях в Европейском парламенте

От имени Инициативы Спасательного пакета национальных меньшинств Ханс Генрих Хансен, представитель Гражданского комитета и почетный президент FUEN, в своей вступительной речи представил путь инициативы до этого момента. «Я действительно надеюсь, что наши предложения войдут в историю, и наша Европейская гражданская инициатива будет первой по которому Комиссия предложит закон. Мы старались быть как можно более амбициозными и надеемся, что Комиссия вместе с Парламентом и Советом будет еще более амбициозной, чем мы, когда дело дойдётдо нового законодательства, оказывающего влияние на меньшинства в Европе », — сказал г-н Хансен.

Луис Дурнвальдер, член Гражданского комитета, бывший губернатор автономной области Больцано Южный Тироль, отметил, что в настоящее время в ЕС нет политики, правовых мер или действий для защиты национальных и языковых меньшинств, наших коренных сообществ. «Мы инициировали проект Minority SafePack, чтобы заполнить этот пробел. ЕС должен принять меры для защиты нашего богатого культурного и языкового наследия », — добавил он.

В слушании приняли участие депутаты Европарламента из Комитета по гражданским свободам, правосудию и внутренним делам (LIBE) и Комитета по культуре и образованию (CULT) совместно с Комитетом по петициям (PETI), а также из других участвующих комитетов. Вера Журова, вице-президент Европейской комиссии, сказала: «Сегодня Европейская комиссия будет слушать организаторов и членов Европейского парламента. Это даст нам возможность лучше понять предложения и политический контекст ». Подавляющее большинство депутатов Европарламента призвали Комиссию принять набор «амбициозных» правовых актов, многие из которых подчеркивают важность разнообразия не только между государствами-членами, но и внутри них.

Депутат Европарламента Лоран Винце, президент FUEN, сказал: «В последние годы все большее значение приобретают основные права и ценности. Права меньшинств являются частью основных прав и представляют собой европейскую ценность. Сегодня пришло время начать действия, основанные на этом признании. Посредством политики и финансирования ЕС мы можем поддержать наши меньшинства, чтобы они чувствовали себя уважаемыми, защищенными и равными ». От предложил пленарному заседанию парламента принять резолюцию, на основании которой Европейская комиссии примет правовые акты, основанные на Инициативе Minority SafePack.

Представители Совета Европы, Агентства ЕС по основным правам, Комитета регионов и Европейского экономического и социального совета также взяли слово, чтобы выразить свою озабоченность правами меньшинств и поддержать эту инициативу.

Девиз Европейского Союза «Единство в разнообразии» должен стать реальностью. Это также вопрос экономики и безопасности, но, прежде всего, вопрос человеческого достоинства », — сказал в своем заключительном слове Хунор Келемен, заместитель представителя Комитета граждан.

Публичные слушания Европарламента по Спасательному пакету национальных меньшинств состоятся 15 октября 2020 г.

Инициатива Minority SafePack (Спасательный пакет для национальных меньшинств) стала важной вехой в борьбе национальных меньшинств Евросоюза за свои права. 15 октября этого года в Европейском парламенте пройдут cлушания по Minority SafePack (MSPI) с дистанционным участием.

Запущенная в 2013 году инициатива Minority SafePack возникла в результате солидарности между множеством различных меньшинств и языковых сообществ в Европе при координации Федералистского cоюза европейских национальных меньшинств (ФСЕНМ / FUEN). Она собрала 1 233 442 подписи и преодолели национальный порог в 11 государствах-членах ЕС. В Эстонии сбор подписей координировало НКО «Русская школа Эстонии».

Предложения MSPI направлены на защиту и поощрение культурного и языкового разнообразия в ЕС посредством эффективной политики в отношении языка, образования и культуры для национальных и языковых меньшинств в государствах-членах, для чего необходимо:

— эффективные меры в отношении образования на региональных языках или языках меньшинств в учебных заведениях, создание специальных учебных программ и учебников;

— доступ к культурной жизни на региональных языках или языках меньшинств;

— финансирование средств массовой информации, которые публикуют или транслируют на региональных языках или языках меньшинств;

— предоставления доступа к культуре и финансированию для поощрения культурного разнообразия;

— публикация официальных документов на языках меньшинств, содействие использованию региональных языков или языков меньшинств в государственном управлении, государственных структурах и судебных органах, в торговле и защите прав потребителей.

15 октября Гражданский комитет и эксперты Инициативы Minority SafePack получат возможность представить свои предложения в присутствии членов Европейского парламента, Европейской комиссии, Совета Европы и Агентства ЕС по основным правам и правам человека, а также Комитета регионов. Слушания организованы комитетами по гражданским свободам, правосудию и внутренним делам (LIBE) и по культуре и образованию (CULT) вместе с Комитетом по петициям (PETI).

Поскольку меры безопасности, принятые в настоящее время в Европейском парламенте, не позволяют проводить физические мероприятия, такие как слушания комитетов в присутствии гостей, общественные слушания MSPI будут проходить в формате удаленного участия. Однако председатели и некоторые члены Европейского парламента будут присутствовать в зале заседаний, а также докладчики и гости, а другие члены будут участвовать в заседании удаленно. Встреча будет транслироваться через интернет и переведена на несколько языков, что позволит принять участие всей заинтересованной общественности.

10 лет Первой открытой конференции «Русской школы Эстонии»

На первой конференции НКО «Русская школа Эстонии» в сентябре 2010 собрались неравнодушные родители, педагоги, учёные и политики для того, чтобы обсудить необходимость сохранения и развития образования в Эстонии на русском языке.

За истекшее десятилетие организация прошла все легальные пути и использовала все возможные существующие в демократическом обществе рычаги для сохранения в Эстонии законных прав на русское образование. НКО «Русская Школа Эстонии» была самой крупной из существующих организаций национальных меньшинств в Эстонии.

В последние несколько лет «Русская Школа Эстонии» вывела свою деятельность на международный правозащитный уровень, вступив в Федералистский союз европейских национальных меньшинств (ФСЕНМ/FUEN). Хочется надеяться, что признание прав русского национального меньшинства в сфере образования возобладает над сиюминутными политическими играми и интересами. В этом у нас есть много примеров из стран Евросоюза, где есть множество школ национальных меньшинств (Финляндия, Италия, Германия, Румыния и т.д.).

За все эти годы в деятельности организации были как успехи, так и неудачи. При этом незыблемым остаётся понимание того, что сохранение русских школ — наше общее дело. От активного участия каждого из родителей в работе школы, в работе попечительских советов, в общественной и политической жизни (прежде всего в выборах), будет зависеть сохранятся ли в Эстонии русские школы и в будущем.

«Мы абсолютно уверены, что в русской общине Эстонии есть огромный спрос на русское образование. Кроме того (и это даже более важно), образование на русском языке создаёт нашим детям те базовые комфортные условия, которые им необходимы, чтобы вырасти полноценными людьми с чувством собственного национального достоинства. Русские школы в Эстонии позволяют нам сохранить и приумножить нашу культуру, и тем самым внести свой уникальный вклад в развитие страны» — заявил председатель правления «Русской школы Эстонии» Мстислав Русаков.

Мстислав Русаков: «О судебном процессе в защиту единственной русской школы в Кейла. Часть 2»

19 августа 2020 года Таллинский административный суд не удовлетворил жалобу, оставив в силе решение Кейлаского городского собрания о ликвидации единственной русской школы в городе.

Ссылки на нарушение международных правовых норм, Конституции и законов Эстонии, а также на то, что решение городских властей не было обоснованно экономически, а опиралось только на желание чиновников, чтобы в Кейла не было русской общины, были проигнорированы. Не последнюю роль здесь сыграло Министерство образования и науки, сообщившее в ответ на запрос суда о своём полном согласии на ликвидацию единственной русской школы города. Очевидно, что пришедшим к власти на русских голосах центристам не удалось убедить свою коллегу Майлис Репс не рубить сук, на котором они сидят.

В целом в обосновании административного суда можно выделить пять основным пунктов:

  1. Решение Кейласких властей не противоречит положениям Конституции, гарантирующим национальным меньшинствам право обучения на родном языке;
  2. Оспариваемое решение не противоречит международным соглашениям;
  3. Решение Кейлаского городского собрания обоснованное и соответствует обычаю добропорядочного администрирования;
  4. Переход на эстоноязычное образование в Кейла достаточно подготовлен;
  5. Решение города не противоречит практике Европейского суда по правам человека.

Сразу можно сказать, что каждый из пунктов не выдерживает ни малейшей критики. Рассмотрим каждый из них подробней.

Противоречие решения Кейлаского гособрания Конституции

Часть 4 ст. 37 Конституции Эстонии предусматривает право учебных заведений национальных меньшинств самим выбирать язык обучения. Судья, ссылаясь на предыдущие решения эстонских судов, пытался доказать, что учебное заведение национальных меньшинство – это исключительно школа, учреждённая культурной автономией, а муниципальная школа соответственно таковым учреждением не является.

Это очень странное заявление с учётом того, что согласно Закону о культурной автономии национальных меньшинств она создаётся именно для того, чтобы учреждать школы с обучением на родном языке. Там нет другие вариантов. И соответственно не стоит вопрос выбора.

Но самое смешное, что Конституция была принята раньше, чем Закон о культурной автономии. Авторы Конституции и не подозревали о Законе о культурной автономии. Потому что его не было и в проекте. И именно поэтому в самой Конституции нет о нём ни слова. Зато авторы прекрасно знали, что такое русские школы. Исходя из телеологического толкования, то есть исходя из цели законодателя, очевидно, что они имели в виду обычные русские школы существовавшие на момент принятия Конституции. Иное толкование здесь как эпизод во французском фильме «Миллион лет до нашей эры», в котором первобытному человеку приснилось, что он попал в современный супермаркет и ему пытались продать стиральную машину со скидкой. По аналогии с этим авторам Конституции должен был присниться Закон о культурной автономии национального меньшинства о всём своём великолепии, который, к слову сказать, до сих пор существует только на бумаге, и нет ни одной школы, которая была бы образована при культурной автономии.

Противоречие решения Кейла международным соглашениям

Суд вовсе отказался рассматривать приведённые в жалобе нормы международных правовых актов, ссылаясь на решения судов в старых кейсах, касающихся оспаривания решения правительства об отказе дать разрешение на преподавание на русском языке на гимназическом уровне. Раз в гимназии нельзя учиться на русском, то и в основной школе тоже нельзя, ничтоже сумняшеся решил судья. Тем самым, помимо прочего, были нарушены и процессуальные нормы, поскольку судья всё же должен проанализировать представленные в жалобе аргументы.

Этот ход мыслей также не выдерживает критики. Гимназический уровень, где учатся вполне себе взрослые дети 16-19 лет и начальная школа, а в нашем случае речь идёт именно о первоклассниках, это две большие разницы. И на эту разницу в т. ч. указывал Государственный суд, утверждая в частности, что государство не обязано предоставлять возможность обучения на языке национальных меньшинств на уровне превышающем обязательный. Основное образование пока ещё у нас является обязательным. То есть суд ссылается на решение, которое как раз показывает, что в Кейла должно сохрониться обучения на русском языке, по крайней мере, на уровне основной школы.

Также международные правовые акты естественно гораздо большую защиту дают обучению на родном языке именно в начальной школе. У маленьких детей больше прав на обучение на родном языке, чем у почти взрослых школьников. Это и по-человечески вполне понятно. Но человечность ныне в большом дефиците в Государстве Эстонском.

Здесь стоило бы вспомнить и забытое Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Эстонской Республики о сотрудничестве в области образования. «Русской школе Эстонии» в своё время пришлось приложить немало усилий, чтобы это соглашение не было аннулировано. Статья 2 Соглашения в частности предусматривает, что стороны будут создавать условия для удовлетворения образовательных потребностей лиц, этническая родина которых находится на территории другого государства. Статья 3 устанавливает, что каждая из Сторон будет оказывать организационную, педагогическую, учебно-методическую и финансовую поддержку своим образовательным учреждениям, преподавание которых ведется на языке другого государства, аналогичную поддержке своих государственных образовательных учреждений, преподавание в которых ведется на ее государственном языке.

Решение Кейлаского городского собрания необоснованное, противоречит обычаю добропорядочного администрирования и дискриминационно

Закон об основной школе и гимназии предусматривает при реорганизации школ спрашивать согласие у попечительского совета реорганизуемого учебного заведения. В данном случае формально это согласие было испрошено, попечительский совет выразил своё категорическое несогласие и город сделал с точностью до наоборот. Суд не смущает абсурдность данной ситуации, с его точки зрения– это вполне соответствует добропорядочному администрированию, соблюсти формальности и сделать как заблагорассудиться. С нашей же точки зрения это скорей добрый эстонский JOKK.

Статья 49 Конституции устанавливает, что у каждого есть право сохранять свою национальную идентичность. Трудно говорить о её сохранении, когда русских детей насильно с первого класса погружают в иноязычную среду и заставляют учиться на неродном языке. Очевидно, что с учётом возраста детей, здесь речь идёт о насильственной ассимиляции, если не янычаризации. Соответствующие исследования, сделанные эстонскими учёными показывают, что именно это с детьми и происходят. Сначала они становятся изгоями, потому их с грехом по полам принимают, но при этом они должны быть большими эстонцами, чем эстонцы. Не говоря уж о такой мелочи, что одарённые дети показывают средние показатели, а средние – низкие. И это не политические лозунги, а мнение учёных, основанное на изучении проблемы.

В данном случае важно определить критическое количество детей достаточное для сохранения школы. В нашем случае оно более чем достаточное. В Кейлаской основной школе училось 179 человек. Медианное количество учеников в эстонский школах – 147. В Харьмаа 30 школ, в которых меньшее количество учеников. Но они эстонские. Эстонские школы рентабельны даже если в них учится 8  человек. Русские школы похоже, что apriori нерентабельны при любом количестве детей. Дискриминационность подобного положения очевидна.

Переход на эстоноязычное образование не подготовлен

Суд в своём решении привёл целый список мер, принятых городом для подготовки русских детей к обучению на русском языке. При этом, не стесняясь, заявил, что если они кому-то не помогли, то это чисто их проблемы. Но фокус в том, что эти меры не помогли никому. Когда принималось решение о закрытии школы, то город утверждал, что в закрываемую школу ожидается всего три ученика. Небольшое количество обусловлено, прежде всего, запретом на приём в школу иногородних. При том, что «иногородние» часто живут в Кейла, но зарегистрированы по другому месту жительства. Трудно поверить, что живущие в Таллине родители повезут своё чадо в Кейласкую школу, а среди учеников школы «таллинцев» не мало. Так или иначе, ожидалось три ученика. И эти три ученика были вынуждены подать заявление уже в эстонскую школу, и всех троя, задержите дыхание, как сказал бы Задорнов, не были приняли в школу… из-за недостаточного владения эстонским языком. Получается, что эффективность принятых городом мер по подготовке к переходу на эстонский язык оказалась нулевой. Но список уж больно хорошо. Даже судье понравился. Снова JOKK?

Решение противоречит практике ЕСПЧ.

Ну и, наконец, вишенка на торте – противоречие решений, как судебного, так и городского, практике Европейского суда по правам человека. Статься 2 Первого Протокола Конвенции предусматривает право на образование. По сформировавшейся судебной практике это право уже охватывает и язык обучения. Так, например, было в деле Кипр против Турции. Живущие на турецкой части острова греческие дети были лишены возможности учиться на греческом языке в средней школе. При этом начальное образование они получали на греческом. Европейский суд признал это нарушением Конвенции. Наша ситуация гораздо хуже. Русские дети в Кейла даже начальное образование не могут получить на родном языке.

Суд на это заметил, что греческие дети – это совсем другое дело. Во-первых, потому что там оккупация, во-вторых, потому что там вообще много нарушений прав человека. И вообще в Конвенции ничего не написано про язык обучения. Аргументы по меньшей мере странные. Во-первых, оккупация не является основанием для признания со стороны ЕСПЧ нарушения любого права по любому заявлению без рассмотрения. Во-вторых, каждое нарушение каждой статьи рассматривается отдельно. Не бывает так, что «ну раз вы статью 3 нарушили, то значит и все остальные скопом пойдут».

14 сентября 2020 года на решение Таллинского административного суда была представлена апелляция в Таллинский окружной суд. Но уже сейчас понятно, что решение по этому делу стоит ожидать только от Европейского суда по правам человека и очень не скоро. Но мы должны пройти этот путь.

Источник: Доколе?