Права правозащитников. Борьба со стигматизацией и маргинализацией

Государства-участники признали, что активное участие отдельных лиц, групп, организаций и институтов исключительно важно для обеспечения постоянного продвижения к общим целям. Эти цели включают в себя укрепление уважения прав человека и основных свобод, а также содействие осуществлению данных прав. Помимо этого, государства-участники взяли на себя обязательство уважать «право своих граждан, самостоятельно или совместно с другими, вносить активный вклад в развитие и защиту прав человека и основных свобод» и «право каждого самостоятельно или совместно с другими запрашивать, получать и передавать свободно мнения и информацию о правах человека и основных свободах, включая право распространять и публиковать такие мнения и информацию».

В Декларации ООН о праве и обязанности отдельных лиц, групп и органов общества поощрять и защищать общепризнанные права человека и основные свободы также подтверждено, например, право каждого человека поддерживать связь с неправительственными или межправительственными организациями (статья 5 (с)) и запрашивать, получать и использовать ресурсы – индивидуально и совместно с другими – специально для целей поощрения и защиты прав человека и основных свобод мирными средствами (статья 13).

Несмотря на эти и другие обязательства, правозащитники продолжают подвергаться стигматизации во многих странах по причине осуществления этих прав и ведения своей деятельности. Правозащитная деятельность часто изображается как политическая работа или как политическая оппозиционная деятельность, так как она часто подразумевает критику властей и оспаривание мнения большинства. Тем не менее, в соответствии с международными стандартами, физические лица имеют право на участие в ведении государственных дел, среди прочего, путём представления в государственные органы критических замечаний или предложений относительно усиления защиты прав человека. Действия по оказанию влияния на общественное мнение и на принятие решений являются важной частью правозащитной деятельности и имеют очень большое значение для улучшения соблюдения прав человека. Поэтому правозащитную деятельность не следует путать с политической деятельностью в составе одной из политических сил. Вместо этого государствам-участникам следует признать важность и законность правозащитной деятельности.

Специальный докладчик ООН по вопросу о положении правозащитников выразила обеспокоенность тем, что на правозащитников часто навешивают ярлык врагов государства или террористов в попытке делегитимизировать их работу и деятельность. Обычные попытки такого рода в регионе ОБСЕ включают навешивание на правозащитников ярлыков экстремистов, предателей или шпионов, дискредитацию их работы как деятельности, направленной на свержение правительства, или же обвинение правозащитников в защите преступников или в том, что они сами являются преступниками.

ПАСЕ выразила обеспокоенность тем, что «в ряде государств-членов Совета Европы в отношении правозащитников разворачиваются клеветнические кампании с целью их дискредитации; их обвиняют в отсутствии патриотизма, называют предателями, «шпионами» или «экстремистами». Помимо этого, ПАСЕ призвала государства-члены прекратить необоснованные обвинения правозащитников как «экстремистов или агентов иностранных держав».

В ряде государств-участников ОБСЕ травля и клеветнические кампании, похоже, вписываются в более широкую тенденцию делегитимизации правозащитников, получающих деньги или выполняющих свою работу в профессиональном качестве, как лиц, которые руководствуются в первую очередь финансовой выгодой, а не мотивами, связанными с правами человека. Более того, в некоторых государствах-участниках, правозащитная деятельность дискредитируется путём принятия законодательства, которое, например, изображает правозащитников, которые получают финансирование из-за рубежа, как «иностранных агентов». Любые такие законы должны быть пересмотрены в рамках консультаций с правозащитниками и, при необходимости, изменены или отменены.

Имеются сообщения о том, что в отношении отдельных правозащитников или их организаций проводятся спланированные клеветнические кампании, в том числе в средствах массовой информации, и что они подвергаются и другим формам стигматизации, призванным нанести ущерб их личной репутации или подорвать доверие к их организации. Например, для дискредитации женщин-правозащитников и лиц, отстаивающих права женщин, регулярно используются гендерные стереотипы. Рабочая группа ООН по ликвидации дискриминации в отношении женщин в законодательстве и на практике подчеркнула, что женщины-правозащитники и лица, отстаивающие права женщин, также подвергаются травле, угрозам и сексистским атакам в Интернете. Правозащитники из числа молодёжи, в том числе дети, часто изображаются как слишком юные для того, чтобы иметь своё мнение, и им отказывают в праве выражать свои взгляды. Очернительство правозащитников в связи с их действительной или предполагаемой сексуальной ориентацией, а также раскрытие прессе конфиденциальной личной информации или личных данных в нарушение права на неприкосновенность частной жизни является ещё одной часто используемой тактикой, направленной на дискредитацию правозащитников.

Право на неприкосновенность частной жизни, как оно предусмотрено в статье 17 Международного пакта о гражданских и политических правах (МПГПП), также включает в себя защиту от незаконного посягательства на репутацию и честь. Таким образом, государства-участники Пакта обязаны защищать правозащитников от подобным посягательств, независимо от того (как указал Комитет ООН по правам человека), исходят эти действия от государственных органов или от физических или юридических лиц. При этом Комитет также подчеркнул, что в случаях законного ограничения свободы выражения мнения в целях защиты права, гарантируемого статьёй 17, такие ограничения должны применяться с осторожностью. В частности, они должны строго соответствовать международным стандартам в области свободы выражения мнений, с тем чтобы это право не было неоправданно ограничено, и ими нельзя злоупотреблять с целью лишения кого-либо права на защиту прав человека.

Имеются сообщения о том, что в ряде государств-участников клеветнические кампании против правозащитников организовываются непосредственно государственными органами и должностными лицами или государственными СМИ. Они также часто проводятся негосударственными субъектами, в том числе агрессивными националистическими группами, религиозными лидерами и институтами или частными корпорациями. Такие попытки дискредитировать правозащитников и их работу иногда подпитываются уничижительными или даже подстрекательскими заявлениями государственных чиновников или политических деятелей в СМИ, в том числе на муниципальном, региональном или национальном уровнях.

Правозащитники, принадлежащие к группам, по отношению к которым в обществе существуют предрассудки и нетерпимость (например, на основании этнической принадлежности, религии, «расы», гражданства, пола, ограниченных возможностей или любого другого статуса, или ассоциирующиеся с такими группами, особенно рискуют стать объектом подобных злоупотреблений. Интернет и социальные сети все чаще используются для распространения и разжигания ненависти в отношении правозащитников, которые принадлежат к таким группам или ассоциируются с ними. Помимо этого, часто являются малоэффективными меры борьбы со случаями подстрекательства к дискриминации, враждебности или насилию в отношении правозащитников, когда такие действия мотивированы нетерпимостью к определённой социальной группе, к которой принадлежит данный правозащитник или с которой он ассоциируется.

В целом, травля и клеветнические кампании создают благоприятную атмосферу для словесных или физических нападений на правозащитников и поощряют их травлю и преследование, тем самым подвергая угрозе их безопасность.

Совет по правам человека ООН настоятельно призвал государства «публично признать важную и легитимную роль правозащитников в поощрении прав человека, демократии и верховенства права в качестве основополагающего компонента обеспечения их защиты, в том числе на основе уважения независимости их организаций и недопущения стигматизации их деятельности». Совет по правам человека предложил лидерам во всех сегментах общества и соответствующих общинах, в том числе политическим, социальным и религиозным лидерам, а также лидерам делового сообщества и сферы СМИ, выразить общественную поддержку важной роли правозащитников и законности их деятельности.

Выступления со стороны государственных или негосударственных субъектов, которые соответствуют понятию «пропаганда ненависти по национальным, расовым или религиозным мотивам» и представляют собой подстрекательство к дискриминации, насилию или вражде, должны быть запрещены законом, как того требует статья 20 МПГПП. Как указал Специальный докладчик ООН по вопросу о поощрении и защите права на свободу мнений и их свободное выражение, такие законы должны с осторожностью толковаться и применяться судебной системой, с тем чтобы гарантировать, что они не ограничивают законные формы выражения мнения в нарушение статьи 19 МПГПП.

В целях борьбы с подстрекательством к национальной, расовой или религиозной ненависти, в том числе направленной против правозащитников, такие законы должны быть дополнены мерами в области информационно-просветительской деятельности и развития потенциала в соответствии с рекомендациями, содержащимися, например, в Рабатском плане действий по запрещению пропаганды национальной, расовой или религиозной ненависти, представляющей собой подстрекательство к дискриминации, вражде или насилию. Такие меры включают обучение и соответствующее информирование сотрудников сил безопасности и правоохранительных органов; лиц, участвующих в отправлении правосудия, а также лиц, участвующих в предоставлении образования в области прав человека и в обучении вопросам ценностей и принципов прав человека, в том числе в школах.

Помимо этого, власти должны гарантировать, что они используют терминологию, являющуюся на данный момент приемлемой и не провоцирующую стигматизацию определённых групп, которые подвергаются маргинализации, – например, в связи с их этнической принадлежностью, религией, «расой», гражданством, полом, состоянием здоровья или любым другим статусом. С этой целью государственные органы должны регулярно консультироваться с правозащитниками для обсуждения подходящей и непредвзятой терминологии и обеспечивать её использование в письменных и устных выступлениях.

В соответствии с обязательствами государств в рамках ОБСЕ, государственные должностные лица и институты на национальном, региональном и местном уровнях, для того чтобы занять решительную позицию против языка ненависти и других проявлений агрессивного национализма, расизма, шовинизма, ксенофобии, антисемитизма и воинствующего экстремизма, а также против случаев дискриминации на основе религии или убеждений, должны публично дезавуировать любые такие проявления в отношении правозащитников, где бы и когда бы они ни случались.

Стигматизация правозащитников также приводит к их маргинализации. В целом, она тоже подрывает доверие к правозащитной деятельности, и вследствие этого сокращаются ресурсы и ослабевает поддержка, необходимая для успеха этой деятельности. Вместо того, чтобы очернять правозащитников, государства-участники должны активно и конструктивно взаимодействовать с ними и признавать полезность и важность их работы.

Признавая тот факт, что члены и сотрудники независимых Национальных институтов по содействию и защите прав человека (НПИ) также являются правозащитниками, государства-участники должны, при необходимости, укреплять их мандат в соответствии с Парижскими принципами и давать им возможность эффективно взаимодействовать с другими правозащитниками, с тем чтобы стимулировать их участие в общественных дебатах. Государства также должны уделять должное внимание рекомендациям и мнениям независимых НПИ и других правозащитников, даже если в них критикуется правительство.

Работа правозащитников часто подразумевает критику политики и действий правительства, однако правительства не должны рассматривать такую критику как негативное явление. «Принцип допустимости независимости мнений и свободного обсуждения политики и действий правительства является фундаментальным принципом, и он представляет собой опробованный и испытанный путь установления более высокого уровня защиты прав человека. Защитники прав человека могут оказать правительствам помощь в развитии и защите прав человека. В качестве части консультационного процесса они могут играть ключевую роль, помогая при разработке проектов соответствующих законодательных актов и при составлении государственных планов и стратегий в области прав человека. Эту роль также следует признавать и поддерживать».

ИсточникРуководящие принципы по защите правозащитников

Желающие поддержать Правозащитный центр “Китеж” могут это сделать, переведя посильную сумму на наш счёт. Центр находится в списке льготников, поэтому с пожертвований возвращается подоходный налог.

MTÜ INIMÕIGUSTE KAITSE KESKUS KITEZH
EE332200221063236182
Пояснение: annetus