Права правозащитников. Доступ к информации

В соответствии со статьёй 19 (2) Международного пакта о гражданских и политических правах (МПГПП), право на свободу выражения мнения включает «свободу искать, получать и распространять всякого рода информацию и идеи, независимо от государственных границ, устно, письменно или посредством печати или художественных форм выражения, или иными способами по своему выбору». Право осуществлять мониторинг соблюдения прав человека, в том числе мониторинг судебных процессов и общественных собраний, вытекает из права искать и распространять информацию.

Неоправданные ограничения доступа к информации могут различными способами препятствовать правозащитной деятельности. Ограничения на распространение информации и доступ к ней, обоснованные защитой здоровья и нравственности населения, могут помешать правозащитникам проводить агитацию и информационно-просветительскую работу или оказывать услуги своим клиентам (например, в отношении просвещения в области охраны материнства и репродуктивного здоровья или других мер по борьбе с гендерной дискриминацией).

Требования национальной безопасности часто используется для оправдания чрезмерного засекречивания информации, что ограничивает доступ правозащитников и других заинтересованных сторон к информации, представляющей интерес для общества, и создаёт дополнительные препятствия для лиц, сообщающих о нарушениях, и журналистов, занимающихся независимыми расследованиями, – то есть для тех, кто пытается пролить свет на возможные случаи коррупции и нарушения прав человека со стороны государственных органов. Любые законы, ограничивающие свободу поиска и распространения информации более, чем это допустимо согласно международным стандартам в области прав человека, и не соответствующие принципам законности, необходимости и соразмерности, должны быть незамедлительно отменены или изменены.

Совет по правам человека ООН призвал государства обеспечить, чтобы «информация, которой располагают государственные органы, включая информацию о серьёзных нарушениях прав человека, раскрывалась на упреждающей основе и чтобы транспарентные и однозначные законы и политика предусматривали общее право запрашивать и получать такую информацию, к которой должен быть предоставлен общественный доступ, за исключением незначительных и чётко определённых ограничений».

Должны существовать чёткие и прозрачные процедуры, позволяющие избежать чрезмерного засекречивания документов, необоснованно длительного грифа секретности и неоправданных ограничений доступа к историческим архивам. Обмен и публикацию доступных иным способом информации или научных исследований не следует рассматривать как незаконное разглашение государственной тайны, даже если их раскрытие для общего пользования произошло в нарушение законодательства о государственной тайне.

Государства-участники должны принять законодательство, которое будет обеспечивать доступ широкой общественности к информации, находящейся в распоряжении государственных органов. Специальный докладчик ООН по вопросу о поощрении и защите права на свободу мнений и их свободное выражение отметил, что «принятие национальной нормативной базы, которая объективно устанавливает право на доступ к информации, находящейся у государственных органов, в как можно более общем виде крайне важно для осуществления права на доступ к информации на национальном уровне». Он также указал, что «законодательство должно основываться на принципе максимального раскрытия информации». Основания для отказа в раскрытии информации должны быть чётко и узко определены; неразглашение информации должно обосновываться в каждом конкретном случае, а исключения должны применяться лишь тогда, когда риск причинения существенного ущерба охраняемым интересам превышает общую заинтересованность общества в доступе к этой информации.

Помимо этого, законодательная база должна основываться на принципе, согласно которому государственные органы, как правило, обязаны публиковать информацию, а не просто предоставлять доступ к информации по требованию; действие этого принципа подлежит лишь разумным ограничениям. В этой связи, органы государственной власти на национальном, региональном и местном уровнях должны быть обязаны регулярно публиковать и активно распространять, в числе прочего, данные, относящиеся к их деятельности, в том числе данные о бюджетах и расходах.

Помимо этого, должен быть обеспечен беспрепятственный, а не только по требованию, доступ к конкретной информации по вопросам прав человека. Государства-участники также должны принять соответствующие законодательные и другие меры для обеспечения того, чтобы информация, имеющаяся в распоряжении негосударственных субъектов (таких, как частные компании) и представляющая интерес для общества, раскрывалась как общедоступная или могла быть доступной в случае необходимости и при условии наложения лишь разумных ограничений. ПАСЕ заявила, что «коммерческие предприятия, включая частные военные компании и компании, работающие в сфере безопасности, обязаны раскрывать информацию, касающуюся ситуации, действий или поведения, которые, как можно обоснованно полагать, отражаются на соблюдении прав человека».

Что касается информации о грубых нарушениях прав человека, то Специальный докладчик по вопросу о поощрении и защите права на свободу мнений и их свободное выражение подчеркнул, что такая информация не должна скрываться из соображений национальной безопасности. «В тех случаях, когда ограничения сочтены абсолютно необходимыми, на государство возлагается бремя доказывания того, что исключения согласуются с международными стандартами в области прав человека.

В отношении информации о других нарушениях прав человека должна существовать высокая презумпция раскрытия, и, в любом случае, она не может утаиваться по соображениям национальной безопасности таким образом, который мешал бы привлечению к ответственности или лишал потерпевшего доступа к действенному средству правовой защиты». Аналогичным образом, ПАСЕ вновь заявила, что «информация, касающаяся ответственности сотрудников органов государственной власти, которые совершили действия, серьёзно нарушающие права человека, такие как убийства, насильственные исчезновения, пытки или похищения, не заслуживает защиты в качестве секретной. Такая информация не должна скрываться от судебного и парламентского контроля под предлогом сохранения «государственной тайны». Кроме того, «информация о грубых нарушениях прав человека или гуманитарного права ни при каких обстоятельствах не должна объявляться секретной по соображениям национальной безопасности».

ПАСЕ также призвала государства пересмотреть своё законодательство о защите лиц, сообщающих о нарушениях, отметив при этом, среди прочего, что законодательство, касающееся таких лиц, должно быть комплексным и направленным на обеспечение безопасной альтернативы молчанию. Аналогичным образом, Представитель ОБСЕ по вопросам свободы СМИ, Специальный докладчик по вопросу о поощрении и защите права на свободу мнений и их свободное выражение и Специальный докладчик ОАГ по вопросу о свободе выражения мнений призвали к защите лиц, сообщающих о нарушениях, от правовых, административных или связанных с трудовыми отношениями санкций, если эти лица действуют добросовестно, публикуя информацию о нарушениях законодательства, правонарушениях со стороны государственных органов, серьёзных угрозах для здоровья, безопасности и окружающей среды или о нарушениях прав человека и гуманитарного права. Они заявили, что термин «лицо, совершающее служебное разоблачение» обозначает тех лиц, которые раскрывают конфиденциальную или секретную информацию по такого рода вопросам, несмотря на то, что они имеют официальную или иную обязанность хранить конфиденциальность или секретность информации.

Отметив, что государственным должностным лицам или лицам, связанным с государством, которые по закону обязаны сохранять конфиденциальность информации, необходимо обеспечивать защиту в случае разоблачения ими нарушений, Специальный докладчик ООН также заявил, что другие лица, в том числе журналисты, другие работники средств массовой информации и представители гражданского общества, которые получают, имеют или распространяют закрытую информацию, потому что, по их мнению, это отвечает общественным интересам, не должны привлекаться к ответственности, если только они не ставят отдельных лиц в ситуацию, в которой им будет причинён серьёзный вред.

Совет по правам человека ООН признал, что новые формы коммуникации, включая распространение информации в Интернете, могут послужить правозащитникам полезным инструментом в деле поощрения и обеспечения защиты прав человека. Помимо этого, он отметил «необходимость поощрения и облегчения доступа к информационным технологиям и средствам массовой информации в соответствии с выбором любого человека, включая радио, телевидение и Интернет, и пользования ими на национальном уровне, на уровне межгосударственных отношений и на международном уровне в качестве неотъемлемой части процесса осуществления основных прав на свободу мнений и их свободное выражение».

Тем не менее, имеются сообщения о том, что в некоторых государствах-участниках осуществлялась блокировка веб-сайтов с целью ограничения обмена и доступа к информации, которая воспринимается как критика в адрес властей, или информации, которая считается неоднозначной и характеризуется, например, как создающая опасность для здоровья населения. В ряде государств-участников доступ к веб-сайтам может быть частично ограничен или полностью заблокирован, при том что отсутствуют эффективные гарантии против злоупотреблений такими мерами (например, независимый и беспристрастный судебный надзор). Аналогичным образом, при отсутствии таких гарантий власти часто могут получать от Интернет-провайдеров передаваемые данные и другую информацию – например, о личности пользователей, размещающих контент в Интернете. Такая информация может быть использована, чтобы заставить их замолчать.

Необходимо принять меры, с тем чтобы предотвратить использование негосударственных субъектов, в том числе Интернет-провайдеров, для ограничения законной деятельности по защите прав человека. Прежде всего, государства-участники не должны требовать от поставщиков Интернет-услуг – таких, как Интернет-провайдеры и владельцы социальных сетей – раскрытия личности блогеров или пользователей социальных сетей любому государственному органу. В случае если соответствующими органами установлено, что размещённый в Интернете контент явно выходит за рамки того, что охраняется международными стандартами в области свободы убеждений и свободного выражения мнений (например, в связи с тем, что данный контент может квалифицироваться как разжигание ненависти или подстрекательство к насилию), расследование и возможное судебное преследование виновных лиц должны в полной мере соответствовать международным стандартам, касающимся надлежащей судебной процедуры.

ИсточникРуководящие принципы по защите правозащитников

Желающие поддержать Правозащитный центр “Китеж” могут это сделать, переведя посильную сумму на наш счёт. Центр находится в списке льготников, поэтому с пожертвований возвращается подоходный налог.

MTÜ INIMÕIGUSTE KAITSE KESKUS KITEZH
EE332200221063236182
Пояснение: annetus