Права правозащитников. Криминализация

В ряде государств-участников ОБСЕ правозащитники по-прежнему привлекаются к уголовной ответственности за законную деятельность в области продвижения и защиты прав человека и являются мишенью для судебной и другой травли. В целях данных руководящих принципов термин «судебная травля» понимается как применение необоснованных правовых и административных процедур или любые другие формы злоупотребления административной и судебной властью (включая произвольное и необоснованное применение законодательства), имеющие целью или результатом стигматизацию правозащитников или создание помех для правозащитной деятельности.

Судебная травля правозащитников и криминализация их деятельности принимает ряд форм – например, это могут быть преследования правозащитников на основании нечётких положений законодательства, делающих возможным произвольное применение законов, в результате которого устанавливается уголовная ответственность за законную правозащитную деятельность; сфабрикованные уголовные обвинения, ложные судебные разбирательства или сфальсифицированные гражданские иски; непропорциональные наказания за незначительные правонарушения, а также злоупотребления административными процедурами и правилами (например, в отношении работы НПО, финансовых и налоговых вопросов или правил дорожного движения).

В некоторых государствах-участниках такие случаи преследования со стороны сотрудников правоохранительных органов и служб безопасности, представителей судебной власти и других государственных должностных лиц, как сообщается, являются частым явлением, и объектом преследования при этом становятся также члены семей подвергающихся риску правозащитников. Запугивание и травля также могут инициироваться негосударственными субъектами при попустительстве или при активной поддержке таких действий со стороны государства. Судебная травля и криминализация правозащитников могут привести к произвольным арестам и задержаниям, а также к длительному тюремному заключению или лишению свободы на других основаниях – например, при помощи
принудительного содержания в психиатрических больницах в качестве меры наказания.

Расистские, сексистские и другие предубеждения представителей органов государственной власти, в том числе сотрудников правоохранительных и судебных органов, могут повлиять как на потенциал, так и на политическую волю, необходимые для осуждения, расследования и преследования виновных в случаях, связанных с угрозами и насилием в отношении правозащитников, занимающихся правами меньшинств и гендерными вопросами. Это также может вызвать или усугубить направленную против этих правозащитников судебную травлю и другие виды преследования со стороны властей. Правозащитники, занимающиеся вопросами, которые в ряде государств-участников рассматриваются как деликатные (например, гендерное насилие и права женщин), также подвергаются явно более высокому риску такого неправомерного вмешательства в свою деятельность.

Травля и запугивание могут принимать изощрённые формы, часто замаскированные под санкции, формально вытекающие из закона. Расплывчатые положения законов и лазейки в законодательстве могут быть использованы для криминализации правозащитников (также см. ниже раздел «Свобода убеждений и свобода выражения мнения»). Специальный докладчик ООН по вопросу о положении правозащитников отметила конкретную тенденцию использования более изощрённых форм вмешательства в деятельность правозащитников, «включая применение правовых и административных положений или неправомерное использование судебной системы для криминализации… их деятельности». Специальный докладчик указала на то, что «такая практика не только ставит под угрозу физическую неприкосновенность правозащитников и подрывает их работу, но и создаёт атмосферу страха и подаёт запугивающий сигнал обществу в целом».

Международная судебная практика подтвердила незаконность использования пробелов в законодательстве для того, чтобы заставить замолчать правозащитников. В деле правозащитника, приговорённого к административному задержанию за проведение несанкционированного собрания (хотя национальное законодательство не требует получения разрешения), ЕСПЧ постановил, что имело место нарушение свободы собраний, в частности, если учесть существование пробела в законодательстве, касающегося этого права.

Специальный докладчик ООН по вопросу о положении правозащитников с обеспокоенностью отметила «вызывающую тревогу тенденцию к криминализации деятельности, осуществляемой незарегистрированными группами». Помимо этого, в данной ситуации группы, чьи попытки зарегистрироваться постоянно отклоняются, становятся лёгкой мишенью для уголовного преследования, если они продолжают работать. В государствах-участниках, в которых требуется получение предварительного разрешения на финансирование НПО из-за рубежа, правозащитникам может грозить уголовное наказание, если они не могут выполнить требование о получении такого разрешения.

Данная практика была осуждена Комитетом ООН по правам человека, который указал, что неправительственные организации должны быть в состоянии «выполнять свои функции без препятствий, несовместимых с положениями статьи 22 (Свобода ассоциации) Пакта, как то: предварительная регистрация, контроль финансирования и административные решения о роспуске». Аналогичным образом, Комитет ООН по правам ребёнка выразил обеспокоенность по поводу привлечения к уголовной ответственности членов НПО, действующих без регистрации.

Помимо этого, для криминализации деятельности правозащитников часто используются законы, направленные на предотвращение и преследование терроризма и «религиозного экстремизма». Вышеупомянутые ограничения на финансирование НПО использовались неправомерным образом для того, чтобы под видом борьбы с финансированием терроризма и отмыванием денег заставить замолчать правозащитные группы.

Что касается законодательства о национальной безопасности, то Специальный докладчик ООН по вопросу о поощрении и защите права на свободу мнений и их свободное выражение вновь выразил обеспокоенность по поводу использования «аморфной концепции национальной безопасности для обоснования интрузивных ограничений пользования правами человека». Эта концепция «имеет широкое определение и в этой связи является уязвимой для манипуляций со стороны государства, которое рассматривает её в качестве средства для оправдания действий, которые направлены против таких уязвимых групп, как правозащитники, журналисты или оппозиционеры».

Совет по правам человека ООН, ссылаясь непосредственно на меры, направленные на борьбу с терроризмом и обеспечение национальной безопасности, призвал государства обеспечить, чтобы такие меры «не наносили ущерб деятельности и безопасности отдельных лиц, групп и органов общества, занимающихся поощрением и защитой прав человека». При этом Совет подчеркнул важность закрепления в законе чётких и однозначных определений террористических преступлений, а также обязательное требование о предоставлении подозреваемым в терроризме гарантий надлежащей правовой процедуры в рамках судебного процесса. Таким образом, государства-участники должны обеспечить узкое толкование законодательства об уголовной ответственности за террористические преступления, включая финансирование терроризма, для того чтобы свести к минимуму риск политически мотивированного или иного необоснованного применения законов.

Эффективная борьба с криминализацией и судебной травлей правозащитников также требует согласованных усилий государственных учреждений, направленных на улучшение профессиональной этики правоохранительных органов и укрепление независимости судебной системы и органов прокуратуры. Это обеспечит ясность и предсказуемость законодательства в соответствии с принципом законности, а также позволит расширить права и возможности маргинализированных и других уязвимых групп, одновременно резко осуждая запугивание и мотивированное предубеждением насилие со стороны негосударственных субъектов. В этой связи Совет по правам человека ООН призвал государства обеспечить, чтобы «судебная система была независимой, беспристрастной и компетентной для эффективного рассмотрения законодательства и его применения, затрагивающих работу и деятельность правозащитников».

Необходимо предпринять усилия для укрепления способности прокуратуры и правоохранительных органов придерживаться самых высоких этических стандартов в своей работе. В частности, государства-участники должны отдавать приоритет развитию действенных механизмов внутреннего и внешнего надзора, в том числе гражданских надзорных советов для контроля за деятельностью полиции, в целях оперативного выявления и независимого расследования нарушений, применения соответствующих дисциплинарных санкций или возбуждения уголовных дел в случаях, когда установлены такие нарушения.

Помимо этого, сотрудники правоохранительных, судебных и других соответствующих органов должны проходить подготовку в целях их информирования о важной роли, которую играют правозащитники в обществе; конкретных рисках, с которыми они сталкиваются в результате своей работы, а также об их потребностях в защите, в том числе в связи с судебной травлей и другими злоупотреблениями. Особое внимание также следует уделять борьбе с вредными стереотипами, бытующими среди сотрудников правоохранительных органов и государственных должностных лиц, в целях предотвращения травли правозащитников, занимающихся продвижением и защитой прав маргинализированных и других уязвимых групп, а также в целях содействия тщательному расследованию сообщений о преступлениях, мотивированных предубеждением, и о гендерном насилии.

Обращение с правозащитниками, выдвигающими обвинения против лица или учреждения в связи с нарушением прав человека, должно всегда уважать их достоинство. Правозащитники должны быть надёжно защищены от ответных обвинений в порядке репрессалий, произвольного преследования и других юридических действий. Это особенно важно для правозащитников, которые занимаются судебными спорами, стратегическими связанными с правами человека, – в том числе от имени лиц, принадлежащих к маргинализированным или другим уязвимым группам и, возможно, подвергающимся слишком личным, оскорбительным или агрессивным допросам со стороны судебных органов или адвокатов защиты.

«Адвокаты не должны подвергаться каким-либо санкциям или давлению или их угрозе, действуя в соответствии со своими профессиональными стандартами», в том числе, когда они выступают в делах о нарушениях прав человека лиц, принадлежащих к национальным, этническим, религиозным и языковым меньшинствам, или в делах о дискриминации. Аналогичным образом, свидетели, дающие показания против государственных должностных лиц или учреждений, в делах, связанных с предполагаемыми нарушениями прав человека, должны быть надёжно защищены от любых форм давления.

ИсточникРуководящие принципы по защите правозащитников

Желающие поддержать Правозащитный центр “Китеж” могут это сделать, переведя посильную сумму на наш счёт. Центр находится в списке льготников, поэтому с пожертвований возвращается подоходный налог.

MTÜ INIMÕIGUSTE KAITSE KESKUS KITEZH
EE332200221063236182
Пояснение: annetus