Европейский союз

Антидискриминационное право ЕС. Доступ к товарам и услугам

Защита от дискриминации в области доступа к товарам и услугам, включая предоставление жилья, применяется к основанию расового происхождения по Директиве о равенстве независимо от расового происхождения, и к основанию пола по Директиве о равенстве полов в доступе к товарам и услугам. Параграф 13 Преамбулы Директивы о равенстве полов в доступе к товарам и услугам уточняет это положение, указывая, что оно относится ко всем товарам и услугам, «которые предоставляются в обществе, независимо от соответствующего лица, как в государственном, так и в частном секторе включая государственные органы, и которые предоставляются за пределами частной и семейной жизни и сделки, осуществляемые вне этого контекста». Она прямо исключает применение Директивы к «содержанию сведений, предоставляемых в средствах массовой информации и рекламе» и «государственному и частному образованию», хотя последнее исключение не сужает сферу действия Директивы о равенстве независимо от расового происхождения, которая прямо охватывает образование. Директива о равенстве полов в доступе к товарам и услугам также ссылается на статью 57 Договора о функционировании Европейского союза:

«Услуги должны рассматриваться как «услуги» по смыслу настоящего Договора в случае, когда они обычно предоставляются за вознаграждение […]

«Услуги», в частности, включают:
(а) деятельность производственного характера
(b) деятельность коммерческого характера
(c) деятельность ремесленников
(d) деятельность специалистов».

Представляется, что эта область охватывает любую ситуацию, в которой товар или услуга обычно предоставляется за вознаграждение, постольку, поскольку это не происходит полностью в личном контексте, за исключением государственного или частного образования.

Судебная практика национальных органов предполагает, что эта область будет охватывать такие ситуации, как получение доступа или уровень обслуживания в барах, ресторанах и ночных клубах, магазинах, покупка страхового свидетельства, а также действия «частных» продавцов, таких как разводчики собак. Несмотря на то, что здравоохранение прямо охватывается Директивой о равенстве независимо от расового происхождения, оно может также охватываться сферой действия услуг, особенно в случае, когда медицинские услуги оказываются на частной основе или в случае, когда лица обязаны купить страховку на случай болезни для покрытия затрат на лечение. В этом смысле Суд ЕС указал, что услуги в контексте свободного передвижения поставщиков услуг включают медицинские услуги, предоставляемые за вознаграждение коммерческим органом.

Директива о равенстве независимо от расового происхождения не определяет термин «жилище». Однако, предполагается, что он должен быть истолкован в свете международного права о правах человека, в частности права на уважение жилища, закреплённого в статье 7 Хартии ЕС об основных правах и статьёй 8 ЕКПЧ (учитывая, что все государства-члены ЕС являются сторонами Конвенции, и что ЕС присоединится к ЕКПЧ в будущем) и права на надлежащее жилище, содержащееся в Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах (сторонами которого являются все государства-члены).

ЕСПЧ дал широкое толкование права на жилище и включил в него передвижные дома, такие как фургоны или жилые автоприцепы, даже в случаях их незаконного размещения. По мнению Комитета ООН по экономическим, социальным и культурным правам, надлежащее жилище должно удовлетворять ряду требований, в частности, оно должно: находиться в достаточно качественном состоянии для обеспечения защиты от стихии, должно отражать культурные требования жителей (и таким образом, включают транспортные средства, фургоны, палаточные лагеря и другие временные сооружения), соединяться с коммунальными сооружениями и санитарно-гигиеническими службами, и иметь сообщение с публичными службами и возможности для работы посредством надлежащей инфраструктуры. Оно также должно включать надлежащую защиту от принудительного выселения или выселения в упрощённом порядке и быть доступными. Это толкование термина «жилище» также встречается в рамках подхода, принятого Агентством Европейского союза по защите основных прав (АОП) в своём итоговом отчёте по теме «Состояние жилья цыган и путешествующих лиц в Европейском союзе: шаги по направлению к равенству».

С принятием этого подхода доступ к жилью будет включать не просто обеспечение равного обращения со стороны государственных или частных арендодателей и агентов по недвижимости при принятии решения о сдаче в аренду или продаже недвижимости определённым лицам. Он также будет включать право на равное обращение при распределении жилья (для случаев распределения жилья низкого качества или удалённого жилья определённым этническим группам), его содержании (для случаев отсутствия ремонта зданий, заселённых определёнными группами) и сдаче в аренду (для случаев отсутствия гарантий владения, или более высокой стоимости аренды или депозита для лиц, принадлежащих к определённым группам).

Пример 1. В Бельгии арендодатель был осуждён в уголовном порядке и на него был наложен штраф в результате гражданского разбирательства за отказ сдать в аренду помещение лицам конголезского происхождения. Несмотря на предоставление удовлетворительных отзывов от предыдущих арендодателей и доказательств наличия достаточных доходов арендодатель отказался заключать договор на том основании, что в прошлом у него были проблемы с оплатой со стороны иностранцев (Решение Исправительного суда Антверпена от 6 декабря 2004 г.).

Европейская конвенция и сфера товаров
и услуг, включая предоставление жилья

В соответствии с толкованием, которое дал статье 8 ЕСПЧ, она охватывает деятельность, которая может иметь последствия для частной жизни, в том числе отношения экономического и социального характера. ЕСПЧ также принял широкий подход к толкованию права на уважение жилища по статье 8. Как было отмечено, оно включает менее «традиционное» жилье, такое как фургоны и передвижные дома. ЕСПЧ также установил, что в случае, когда предоставляемое государством жильё находится в особенно плохом состоянии, причиняя жильцам неудобства в течение длительного времени, это может являться бесчеловечным обращением.

Пример 2. В деле Молдован и другие против Румынии заявителей выгнали из домов, которые затем снесли при особо травмирующих
обстоятельствах (Постановление ЕСПЧ от 12 июля 2005 г. по жалобам №№ 41138/98 и 64320/01 в деле Moldovan and others v. Romania). Процесс перестройки их домов проходил очень медленно и жильё, которое было им временно предоставлено, было чрезвычайно низкого качества. ЕСПЧ указал:

«условия проживания заявителей в течение последних десяти лет, в частности, чрезвычайно переполненная и антисанитарная среда и её пагубное воздействие на здоровье и благополучие заявителей, в сочетании с длительностью периода, в течение которого заявители были вынуждены жить в таких условиях и общее отношение властей, должны были причинить им значительные душевные страдания, оскорбляя их человеческое достоинство и порождая в них чувство унижения».

Этот вывод, в сочетании с другими факторами, привёл ЕСПЧ к заключению о том, что имело место унижающее достоинство обращение в нарушение статьи 3 ЕКПЧ, несмотря на та, что использованные в вышеуказанном фрагменте формулировки предполагают, что сами по себе условия проживания были бы достаточными для такого заключения.

Пример 3. В деле Джокич против Боснии и Герцеговины заявитель утверждал, что произошло вмешательство в его право на владение имуществом (Постановление ЕСПЧ от 27 мая 2010 г, по жалобе № 6518/04 в деле Ðokić v. Bosnia and Herzegovina). До распада бывшей Югославии заявитель был лектором в военной школе и членом вооружённых сил страны. Он купил квартиру в Сараево, но как только началась война в Боснии и Герцеговине, его военная школа переехала на территорию, которая в настоящее время является территорией Сербии, и заявитель переехал за ней, вступив в вооружённые силы Сербии. После окончания военного конфликта власти отказали ему в возврате собственности, поскольку он служил в вооружённых силах иностранного государства. На национальном уровне такое решение было признано оправданным, поскольку оно было основано на представлении о том, что заявитель не был «преданным» гражданином, поскольку служил в иностранной армии, которая участвовала в военных операциях в Боснии и Герцеговине. Хотя и не рассматривая дело непосредственно по статье 14 ЕКПЧ, ЕСПЧ посчитал, что это решение было принято исключительно на основании национальности заявителя (поскольку служба в определённых вооружённых силах указывала на этническое происхождение лица), в частности потому, что нельзя было доказать то, что заявитель в действительности совершил «предательские» действия, помимо формального вхождения в эти вооружённые силы. В отсутствие реституции отказ в компенсации или предоставлении другого жилья являлся несоразмерным вмешательством в его право собственности.

ИсточникРуководcтво по европейскому антидискриминационному праву

Желающие поддержать Правозащитный центр “Китеж” могут это сделать, переведя посильную сумму на наш счёт. Центр находится в списке льготников, поэтому с пожертвований возвращается подоходный налог.

MTÜ INIMÕIGUSTE KAITSE KESKUS KITEZH
EE332200221063236182
Пояснение: annetus

Антидискриминационное право ЕС. Доступ к социальной защите

Из числа антидискриминационных директив только Директива о равенстве независимо от расового происхождения обеспечивает обширную защиту от дискриминации при доступе к системе социальной защиты и другим формам социального обеспечения. Это охватывает доступ к льготам в натуре, которые государство поддерживает «в совокупности», таким как государственное здравоохранение, образование и система социального обеспечения. Однако, Директива о равенстве полов в сфере социального обеспечения устанавливает право на равное обращение независимо от пола в отношении более узкой области «социального обеспечения».

Социальная защита, включая социальное
обеспечение и здравоохранение

Точные границы этой сферы не определены, поскольку они не обозначены в Директиве о равенстве независимо от расового происхождения и ещё должны быть истолкованы в прецедентной практике Суда ЕС. Как отмечено выше, Директива о равенстве полов в сфере социального обеспечения устанавливает равенство в обращении независимо от пола в отношении «законодательных программ социального обеспечения». Статья 1 определяет их как программы, обеспечивающие защиту, при болезни, инвалидности, пожилом возрасте, несчастных случаях на работе, профессиональных заболеваниях и безработице в дополнение к «социальной помощи в той мере, в которой она направлена на дополнение или замену» вышеуказанных программ.

Неясным является значение термина «социальная защита», хотя Разъяснительный меморандум к предложению Комиссии по Директиве о равенстве независимо от расового происхождения, как и формулировки самой Директивы, подразумевают, что этот термин шире термина «социальное обеспечение». Принимая во внимание предполагаемую широту этого положения, можно считать, что любая форма предлагаемых государством льгот, экономических или выраженных в натуре, будет охватываться категорией социальной защиты в той мере, которой она не охватывается социальным обеспечением. В этом смысле, существует большая вероятность того, что отдельные области применения Директивы о равенстве независимо от расового происхождения будут пересекаться друг с другом.

Границы защиты от дискриминации в области здравоохранения также остаются неопределёнными. Представляется, что это будет относиться к доступу к представляемым обществу услугам по здравоохранению в пункте предоставления, осуществляемым административным и медицинским персоналом. Предположительно, она будет также распространяться на страхование, при котором услуги по здравоохранению предоставляются на частной основе, но пациентам возмещают затраты посредством обязательной схемы страхования. В этой связи представляется, что отказ застраховать лицо или взимание страховых платежей в увеличенном размере на основании расовой или национальной принадлежности будет подпадать под сферу действия этого положения. В качестве альтернативы, это будет охватываться сферой предоставления товаров и услуг.

Социальные льготы

Сфера применения понятия «социальные льготы» была детально разработана в прецедентной практике Суда ЕС в контексте права на свободное передвижение лиц, и оно получило чрезвычайно широкое определение.

Пример 1. В деле Фиорини (урождённая Кристини) против ЭсЭнСиЭф заявительница была гражданской Италии, проживавшей со своими детьми во Франции. Её последний муж имел статус «работника» по праву ЕС (Решение Суда ЕС от 30 сентября 1975 г. по делу дело № 32/75 Fiorini (nee Kristini) v. SNCF). Французские железные дороги предлагали льготные проездные билеты для больших семей, но отказались выдать такой билет г-же Кристини на основании её гражданства. Утверждалось, что «социальными льготами» для целей права ЕС считались только те льготы, которые следовали из трудового договора. Суд ЕС не согласился с этим, указав, что этот термин должен включать все социальные льготы независимо от какого-либо трудового договора, включая железнодорожные билеты по сниженным тарифам.

Суд ЕС определил «социальные льготы» в деле Уголовное разбирательство против Ивен как льготы:
«которые, независимо от того, связаны ли они и трудовым договором, обычно предоставляются национальным работникам, в первую очередь, по причине их объективного статуса работников или по причине самого факта проживания на национальной территории и распространение которых на работников, являющихся гражданами государств-членов, соответственно, представляется подходящим для содействия их перемещению в пределах Сообщества» (Решение Суда ЕС от 31 мая 1979 г. по делу № 207/78 Criminal Proceedings against Even).

Термин применяется практически ко всем правам постольку поскольку они соответствуют определению дела Уголовное разбирательство против Ивен: не существует различий между правом, которое предоставляется безусловно и теми правами, которые предоставляются по усмотрению. Кроме того, определение не исключает возможности рассмотрения тех прав, которые предоставляются после прекращения трудовых отношений, в качестве социальных льгот, например, право на получение пенсии. В сущности, в контексте свободного передвижения социальные льготы включают любые льготы, которые способны помочь работнику-мигранту интегрироваться в общество принимающего государства. Суды приняли достаточно широкий подход при разрешении вопроса о том, является ли льгота социальной льготой, и признали таковыми следующее:

  • предоставление беспроцентного «займа в связи с рождением ребёнка». Несмотря на то, что предоставление займа было обосновано доводами о стимуляции рождаемости, Суд ЕС признал его социальной льготой, поскольку он рассматривался как средство снижения финансового бремени семей с низким доходом;
  • присуждение гранта по культурному соглашению о поддержке обучающихся за границей национальных работников;
  • право на участие в уголовном разбирательстве в отношении лица на языке его государства.

ИсточникРуководcтво по европейскому антидискриминационному праву

Желающие поддержать Правозащитный центр “Китеж” могут это сделать, переведя посильную сумму на наш счёт. Центр находится в списке льготников, поэтому с пожертвований возвращается подоходный налог.

MTÜ INIMÕIGUSTE KAITSE KESKUS KITEZH
EE332200221063236182
Пояснение: annetus

Антидискриминационное право ЕС. Трудоустройство

Защита от дискриминации в области трудоустройства распространяется на все защищённые от дискриминации основания, указанные в антидискриминационных директивах.

Доступ к трудоустройству

Концепция «доступа к трудоустройству» была широко истолкована Судом ЕС.

Пример 1. В деле Мейерс против государственного служащего Суд ЕС постановил, что доступ к трудоустройству охватывает «не только условия, существующие до создания трудовых отношений», но также все значимые факторы, которые учитываются лицом при принятии решения о там, соглашаться ли на определённую работу (Решение Суда от 13 июля 1995 г. по делу № С-116/94 Meyers v. Adjudication Officer). В этом деле предоставление определённого государственного пособия (выплачиваемого в зависимости от уровня дохода) попадало в эту область. Это объяснялось тем потому, что кандидат при принятии решения о том, занять ли предложенную должность, руководствовался бы возможностью получения этого пособия. Следовательно, этот фактор оказывал воздействие на доступ к трудовой деятельности.

Пример 2. В деле Шнорбус против земли Гессен лицо, подавшее жалобу, обратилось с заявлением о прохождении стажировки в рамках подготовки на замещение судебной должности (Решение Суда ЕС от 7 декабря 2000 г. по делу № С-79/99 Schnorbus v. Land Hessn). По национальному праву было необходимо сдать национальный экзамен, за которым следовал период стажировки и второй экзамен. Заявительница сдала первый экзамен, но ей было отказано в прохождении стажировки по причине отсутствия вакансий. Её поступление на стажировку впоследствии было отложено до момента освобождения следующего ряда постов. Заявительница утверждала, что она подверглась дискриминации, поскольку приоритет предоставлялся кандидатам мужского пола, прошедшим военную службу. Суд ЕС установил, что национальное законодательство, регулирующее дату допуска к стажировке, подпадало под сферу действия «доступа к трудоустройству», поскольку такой период стажировки, сам по себе, рассматривался как «трудоустройство», являясь самостоятельным правом, и частью процесса получения должности в судейском корпусе.

Условия трудовой деятельности,
включая увольнение и заработную плату

Опять же, Суд ЕС при толковании вопросов, входящих в эту область, применил довольно широкий подход. Это, в конечном итоге, привело к тому, что любое условие, следующее из рабочих отношений, должно рассматриваться как подпадающее под эту категорию.

Пример 3. В деле Мейерс против государственного служащего заявительница, которая являлась матерью-одиночкой, пожаловалась на косвенную дискриминацию по половому признаку, следующую из метода, применяемого для расчёта пригодности родителей-одиночек на получение семейного кредита (Решение Суда от 13 июля 1995 г. по делу № С-116/94 Meyers v. Adjudication Officer). Задача Суда ЕС состояла в разъяснении вопроса о том, было ли предоставление семейного кредита (государственного пособия) только вопросом социального обеспечения, или оно являлось условием трудоустройства. При разрешении этого вопроса Суд ЕС придал значение тому факту, что соответствующий семейный кредит подлежал выплате при выполнении трёх условий: доход заявителя не должен был превышать определённую сумму; заявитель или его/её партнёр должны были работать; заявитель или его/её партнёр должны были заботиться о ребёнке. Суд ЕС постановил, что применение Директивы о равенстве в обращении (в настоящее время замещённой Директивой о равенстве полов) не исключалось только по причине того, что соответствующее пособие являлось частью системы социального обеспечения. Напротив, был принят широкий подход, при котором внимание уделялось тому, предоставлялось ли пособие в связи с трудовыми отношениями. В настоящем случае, для того, чтобы воспользоваться системой семейного кредитования заявители должны были доказать, что они или их партнёры выполняли оплачиваемую работу. Это требование об установлении трудовых отношений включило систему семейного кредитования в категорию условий работы.

Применение такого широкого определения концепции трудоустройства и условий работы привело Суд ЕС к заключению о том, что предоставление яслей на рабочем месте и сокращение рабочего времени также подпадает под сферу его действия.

Суд ЕС также принял достаточно всеохватывающий подход к вопросам увольнения и заработной платы. Относительно пределов понятия «увольнения», оно охватывает практически все ситуации, при которых трудовые отношения приходят к концу. Было признано, что оно включает, например, случаи прекращения трудовых отношений в рамках добровольной схемы резервирования, или случаи, когда отношения прекращаются по причине обязательного выхода на пенсию.

Концепция заработной платы определена статьёй 157 Договора о функционировании ЕС как «обычная основная или минимальная оплата труда или жалование или любое другое вознаграждение в денежном или натуральном выражении, которое рабочий получает прямо или косвенно за трудовую деятельность от своего работодателя». Это определение охватывает разнообразные пособия, которые рабочий получает по причине вступления в трудовые отношения. Границы этого определения рассматривались в ряде дел Судом ЕС, который установил, что оно включает все пособия, связанные с работой, в том числе льготный проезд железнодорожным транспортом, пособия для экспатриантов, рождественские бонусы, и трудовые пенсии. При определении того, охватывается ли выплата термином «оплата», главным образом, необходимо смотреть на то, является ли она какой-либо формой пособий, основанием для получения которой являются трудовые отношения.

Доступ к профессиональному наставничеству и обучению

Суд ЕС уделил внимание толкованию определения «профессионального наставничества и обучения» в контексте свободного передвижения лиц. Суд ЕС принял широкое определение.

Пример 4. В деле Гравье против города Льеж и других студентка, которая была гражданкой Франции, захотела изучать искусство создания комиксов в Академии изобразительных искусств Льежа (Решение Суда ЕС от 13 февраля 1985 г. по делу № 293/83 Gravier v. Ville de Liege and others). От неё потребовали уплаты регистрационного сбора, в то время как студенты из принимающего государства не должны были его платить. Суд ЕС указал, что это определение включает: «любую форму образования, которая позволяет получить квалификацию, требуемую для выполнения работы по определённой профессии, занятия ремеслом или осуществления иной трудовой деятельности, или которая предоставляет необходимое обучение и навыки по такой профессии, ремеслу или иной трудовой деятельности, является профессиональным обучением, независимо от возраста или уровня образования учеников или студентов, и включает случаи, когда программа обучения содержит элементы общего образования».

Пример 5. Настоящее определение было использовано в деле Блэзо против Университета Льежа и других, в котором лицо, подавшее жалобу, подало заявление о прохождении ветеринарных курсов (Решение Суда ЕС от 2 февраля 1988 г. по делу № 24/86 Blaizot v. Universite de Liege and others). Суд ЕС установил, что, в общем, университетский диплом будет также подпадать под значение «профессионального обучения», даже в случае, когда получаемая по окончании программы квалификация непосредственно не обеспечивает наличие квалификации, которая требуется для работы по определённой профессии, занятия ремеслом или осуществления иной трудовой деятельности. Будет достаточно тога, что соответствующая программа предоставляет знания, обучение или навыки, требуемые в определённой профессии, ремесле или иной трудовой деятельности. Таким образом, в случае, когда определённый вид трудовой деятельности не требует наличия формальной квалификации, или в случае, когда университетский диплом сам по себе не является достаточным формальным основанием для возможности занятия профессиональной деятельностью, такие программы всё-таки могут рассматриваться как «профессиональное обучение». Единственными исключениями из этого правила являются «некоторые курсы обучения, которые, по своему характеру предназначены для лиц, желающих улучшить свои общие знания, а не подготовиться к профессиональной деятельности».

Организации работников и работодателей

Эта область касается не только членства в организациях работников и работодателей и доступа к ним, но также охватывает участие лиц в деятельности этих организаций, В соответствии с руководством, выпущенным Европейской комиссией, правила в этой области призваны исключить дискриминацию как в отношении членства, так и в отношении пособий, получаемых в рамках этих органов.

Европейская конвенция и контекст трудоустройства

Несмотря на то, что ЕКПЧ не содержит права на трудоустройство, статья 8 была при определённых обстоятельствах истолкована как охватывающая сферу трудоустройства. В вышеуказанном деле Сидабрас и Дзяутас против Литвы запрет властей на допуск бывших агентов КГБ к работе в государственном секторе и областях частного сектора был признан подпадающим под сферу действия статьи 8 в совокупности со статьёй 14, поскольку он «затрагивал их способность развивать отношения с внешним миром в очень значительной степени и серьёзно ограничил их возможности зарабатывать на жизнь, что имело очевидные последствия для частной жизни». Также, в деле Бигаева против Греции было признано, что статья 8 может также затрагивать сферу трудоустройства, которая может, в свою очередь, включать право на доступ к профессии (Постановление ЕСПЧ от 28 мая 2009 г. по жалобе № 26713/05 в деле Bigaeva v. Greece).

ЕСПЧ также запрещает дискриминацию на основании членства в профсоюзе. Кроме того, право на образования профсоюзов гарантируется как самостоятельное право в ЕКПЧ.

Пример 6. В деле Даниленков и другие заявители против России заявители были подвергнуты преследованию и менее благоприятному обращению со стороны работодателя по причине их членства в профсоюзе (Постановление ЕСПЧ от 30 июля 2009 г. по жалобе № 67336/01 в деле Danilenkov and others v. Russia). Их гражданский иск был отклонён национальными судами, поскольку дискриминация могла быть установлена только в ходе уголовного разбирательства. Однако, следователь отказался возбуждать уголовное дело, поскольку стандарт доказанности вины требовал от государства доказать «вне обоснованных сомнений», что у одного из руководителей компании было намерение на осуществление дискриминации. ЕСПЧ установил, что отсутствие в национальном праве эффективной судебной защиты свободы создания профсоюзов являлось нарушением статьи 11 в совокупности со статьёй 14.

ИсточникРуководcтво по европейскому антидискриминационному праву

Желающие поддержать Правозащитный центр “Китеж” могут это сделать, переведя посильную сумму на наш счёт. Центр находится в списке льготников, поэтому с пожертвований возвращается подоходный налог.

MTÜ INIMÕIGUSTE KAITSE KESKUS KITEZH
EE332200221063236182
Пояснение: annetus

Антидискриминационное право ЕС. Сфера действия антидискриминационных директив ЕС

В соответствии с антидискриминационными директивами, сфера действия запрета дискриминации распространяется на три области: трудоустройство, система социальной защиты, и товары и услуги. В настоящее время Директива о равенстве независимо от расового происхождения применяется ко всем трём областям. В то время как законодательство, которое распространит действие Директивы о равенстве в сфере труда на все три области, находится на обсуждении, эта директива в настоящее время применяется только в контексте трудоустройства, Директива о равенстве полов (новая редакция) и Директива о равенстве полов в доступе к товарам и услугам применяются в сфере трудоустройства и доступа к товарам и услугам, но не в сфере доступа к системе социальной защиты.

ИсточникРуководcтво по европейскому антидискриминационному праву

Желающие поддержать Правозащитный центр “Китеж” могут это сделать, переведя посильную сумму на наш счёт. Центр находится в списке льготников, поэтому с пожертвований возвращается подоходный налог.

MTÜ INIMÕIGUSTE KAITSE KESKUS KITEZH
EE332200221063236182
Пояснение: annetus

Антидискриминационное право ЕС. Сфера действия Европейской конвенции

Характер запрета дискриминации по конвенции

Статья 14 гарантирует равенство «в пользовании … правами и свободами», признанными ЕКПЧ. Следовательно, ЕСПЧ не обладает компетенцией по рассмотрению жалоб на дискриминацию, если они не подпадают под сферу действия одного из защищённых ЕКПЧ прав.

Всякий раз, когда ЕСПЧ рассматривает вопрос о предполагаемом нарушении статьи 14, это всегда осуществляется в совокупности с материальным правом. Заявители часто жалуются на нарушение материального права, а также на нарушение материального права в совокупности со статьёй 14. А именно, на то, что вмешательство в осуществление ими своих прав в дополнение к невыполнению стандартов обеспечения материального права, также носило дискриминационный характер потому, что лица, находившиеся в сопоставимых ситуациях, не испытывали похожих неблагоприятных последствий. Когда ЕСПЧ устанавливает нарушение материального права, он не будет рассматривать жалобу на дискриминацию, если сочтёт, что это подразумевает рассмотрение по существу той же жалобы.

Охваченные Конвенцией права

Поскольку действие статьи 14 полностью зависит от наличия дискриминации в отношении одного из материальных прав, гарантированных ЕКПЧ, необходимо получить представление о закреплённых в ЕКПЧ правах. ЕКПЧ содержит перечень прав, преимущественно описываемых как «гражданские и политические»; однако, она также защищает определённые «экономические и социальные» права.

Материальные права, содержащиеся в ЕКПЧ, охватывают чрезвычайно широкую сферу: включая, например, право на жизнь, право на уважение частной и семейной жизни и свободу мысли, совести и религии.

Всякий раз, когда вопрос о дискриминации касается одной из областей, охватываемых закреплённым ЕКПЧ правом, ЕСПЧ рассматривает жалобы на нарушение статьи 14.

Чрезвычайно важное различие права ЕС и ЕКПЧ заключается в том, что ЕКПЧ обеспечивает защиту от дискриминации по вопросам, которые не регулируются правом ЕС. Несмотря на то, что Хартия ЕС об основных правах обязывает ЕС не вмешиваться в осуществление прав человека при реализации определённой меры (включая запрет дискриминации), Хартия применяется к государствам-членам только при применении ими права ЕС. Применение к ним Хартии при таких ограниченных обстоятельствах объясняется тем, что сам ЕС, в действительности, не обладает административным механизмом в государствах-членах для имплементации права ЕС — скорее, право ЕС приводится в исполнение органами управления самих государств-членов. Таким образом, Хартия не действует в тех областях, в которых государства-члены не делегировали полномочия ЕС.

С принятием антидискриминационных директив и расширением защиты на сферы доступа к товарам и услугам и системе социальной защиты уменьшились различия в объёме защиты, предоставляемой по ЕКПЧ и директивам. Тем не менее, можно определить некоторые области, в которых ЕКПЧ предоставляет защиту, выходящую за рамки защиты по праву ЕС.

Сфера действия закреплённых конвенцией прав

При применении статьи 14, ЕСПЧ использует широкое толкование сферы действия закреплённых Конвенцией прав:

во-первых, ЕСПЧ разъяснил, что он может рассматривать жалобы по статье 14, в совокупности с материальным правом, даже если не было допущено нарушения самого материального права (см., например, Постановление Большой Палаты ЕСПЧ от 8 июля 2003 г. по жалобе № 31871/96 в Зоммерфельд против Германии).

во-вторых, он установил, что сфера действия ЕКПЧ распространяется за пределы конкретных формулировок гарантированных прав. Будет достаточным, если факты дела в целом касаются вопросов, обеспеченных защитой по ЕКПЧ.

Пример 1. В деле Зарб Адами против Мальты заявитель пожаловался на дискриминацию на основании половой принадлежности по причине несоразмерно большого числа мужчин, привлекаемых для выполнения обязанностей присяжных заседателей (Постановление ЕСПЧ от 20 июня 2006 г. по жалобt № 17209/02 в деле Zarb Adami v. Malta). Статья 4(2) ЕКПЧ запрещает принудительный труд. Однако, статья 4(3) (9) указывает, что «обычные гражданские обязанности» не включаются в понятие «принудительного труда». ЕСПЧ установил, что, хотя «обычные гражданские обязательства» не охватываются этой статьёй (другими словами, ЕКПЧ не устанавливает права не привлекаться к исполнению обязанностей присяжного заседателя), факты дела охватывались сферой действия этого права. В обоснование своей позиции он указал на факт того, что обязательства, представляющие собой «обычные гражданские обязательства», могут стать «необычными» в случае, когда их применение носит дискриминационный характер.

Пример 2. В деле Е.Б. против Франции лесбиянке, проживавшей со своей партнёршей, было отказано в усыновлении ребёнка (Постановление Большой Палаты ЕСПЧ от 22 января 2008 г. по жалобе № 43546/02 в деле E.B. v. France). Заявительница пожаловалась на нарушение статьи 8 в совокупности со статьёй 14. ЕСПЧ отметил, что он не должен был рассматривать вопрос о нарушении статьи 8 самой по себе, и это имело большое значение, поскольку статья 8, как таковая, не устанавливала права на создание семьи или усыновление. ЕСПЧ, однако, подчеркнул, что жалоба о дискриминации могла охватываться сферой действия определённого права даже в случае, если соответствующий вопрос не касался конкретного права, предоставленного ЕКПЧ. Он установил, что, поскольку Франция в своём законодательстве закрепила право на усыновление, факты дела, несомненно, подпадали под сферу действия статьи 8. В соответствии с фактами дела, он также установил, что сексуальная ориентация заявительницы играла определяющую роль в отказе властей в усыновлении, что являлось дискриминационным обращением по сравнению с другими не состоящими в браке лицами, которые могли усыновлять детей по национальному праву.

Пример 3. В деле Сидабрас и Дзяутас против Литвы заявители пожаловались на нарушение их права на уважение частной жизни государством, установившим запрет на доступ к государственной службе и определённым видам трудовой деятельности в частной сфере (Постановление ЕСПЧ от 27 июля 2007 г. по жалобы №№ 55480/00 и 59330/00 в деле Sidabras and Džiautas v. Lithuania). ЕКПЧ не гарантирует права на работу. Тем не менее, ЕСПЧ установил, что факты дела подпадали под сферу действия статьи 8, поскольку запрет «затрагивал их способность развивать отношения с внешним миром в очень значительной степени и серьёзно ограничил их возможности зарабатывать на жизнь, что имело очевидные последствия для частной жизни».

Пример 4. В деле Карсон и другие против Соединённого Королевства заявители пожаловались на то, что они подверглись дискриминации на основании их местожительства, поскольку им отказали в пересмотре их пенсионных выплат в сторону увеличения по тем же основаниям, которые применялись к выплатам пенсионеров, проживавших в Соединённом Королевстве или в странах, с которыми Соединённое Королевство заключило соответствующее двустороннее соглашение (Постановление Большой Палаты ЕСПЧ от 16 марта 2010 г. по жалобе № 42184/05 в деле Carson and others v. UK). ЕСПЧ установил, что, несмотря на то, ЕКПЧ не закрепляла права на социальное обеспечение или пенсионные выплаты, в случае, когда такое право гарантировалось государством, у населения могли возникать имущественные интересы, на которые распространялась защита статьи 1 Протокола № 1.

Во многих других делах, касавшихся выплаты государственных пособий в любой форме, ЕСПЧ также установил, что такие выплаты подпадают либо под сферу действия статьи 1 Протокола № 1 (поскольку считаются собственностью) или статьи 8 (поскольку они затрагивают семейную и частную жизнь), для целей применения статьи 14. Это особенно важно в отношении дискриминации по признаку гражданства, поскольку право ЕС гарантирует гораздо более ограниченную защиту по этому вопросу.

Протокол № 12

Протокол № 12 запрещает дискриминацию в отношении «пользования любым правом, установленным законом» и, таким образом, имеет более широкую сферу действия, чем статья 14, которая касается только гарантированных ЕКПЧ прав. Комментарий по значению этих понятий, приведённый в Объяснительном отчёте Совета Европы, указывает, что это положение касается дискриминации:

1. при пользовании любым правом, которое специально предоставляется лицу по национальному праву;

2. при пользовании правом, которое может быть выведено из ясно установленного обязательства государственной власти по национальному праву, а именно, в случае, когда орган государственной власти обязан действовать определённым образом по национальному праву;

3. допускаемой органом государственной власти при осуществлении дискреционных полномочий (например, предоставлении определённых субсидий);

4. допускаемой посредством совершения любого действия или бездействия органом государственной власти (например, поведение сотрудников правоохранительных органов при сдерживании беспорядков).

Комментарий также указывает, что, хотя Протокол, главным образом, защищает лиц от дискриминации со стороны государства, он также будет касаться отношений между частными лицами, которые государство, в соответствии с разумными ожиданиями, должно регулировать, «например, произвольный отказ в доступе к работе, в рестораны, или к услугам, которые частные лица могут предоставлять обществу, таким как медицинская помощь или коммунальное обслуживание, водоснабжение и электроснабжение». В общих чертах, Протокол № 12 запретит дискриминацию за пределами сугубо личных обстоятельств, в случаях, когда лица выполняют функции, позволяющие им решать, каким образом предлагаются доступные обществу товары и услуги.

В единственном деле, которое рассматривалось ЕСПЧ по статье 1 Протокола № 12, Сейдич и Финци против Боснии и Герцеговины, ЕСПЧ указал, что этот документ «вводит общий запрет дискриминации». Он также указал, что анализ дел о дискриминации будет идентичен анализу, установленному ЕСПЧ в контексте статьи 14.

ИсточникРуководcтво по европейскому антидискриминационному праву

Желающие поддержать Правозащитный центр “Китеж” могут это сделать, переведя посильную сумму на наш счёт. Центр находится в списке льготников, поэтому с пожертвований возвращается подоходный налог.

MTÜ INIMÕIGUSTE KAITSE KESKUS KITEZH
EE332200221063236182
Пояснение: annetus

Антидискриминационное право ЕС. На кого распространяется?

Необходимо сделать предварительное замечание по вопросу о лицах, защищённых по праву ЕС и ЕКПЧ. ЕКПЧ обеспечивает защиту всем лицам, находящимся в пределах юрисдикции её государства-члена, независимо от того, являются ли они гражданами этого государства, а даже за пределами национальной территории на области, находящиеся под эффективным контролем государства (такие как оккупированные территории).

Напротив, защита права ЕС имеет более ограниченную сферу действия. Запрет дискриминации на основании гражданства в праве ЕС применяется в контексте свободного перемещения лиц и обеспечивает защиту только гражданам государств-членов ЕС. Кроме того, антидискриминационные директивы содержат различные исключения применимости своих положений к гражданам третьих государств (ГТГ). ГТГ — это лицо, являющееся гражданином государства, которое не входит в ЕС.

Антидискриминационные директивы прямо исключают их применение к дискриминации на основании гражданства, которая регулируется Директивой о свободном передвижении. Согласно последней, только граждане государств-членов ЕС имеют право въезда на территорию Государств-членов ЕС и проживания на этой территории.

По истечении пятилетнего периода законного проживания на территории другого государства-члена ЕС, гражданин ЕС имеет право на постоянное проживание, которое даёт равные права с лицами, входящими в категорию «работник». Это, естественно, не означает, что граждане других государств-членов не защищены антидискриминационными директивами. Следовательно, немец гомосексуальной ориентации, уволенный с места работы в Греции по причине его сексуальной ориентации сможет ссылаться на Директиву о равенстве в сфере труда. Это просто означает, что при заявлении жалобы на дискриминацию по признаку гражданства пострадавшее лицо должно будет попытаться связать её с основаниями расового или этнического происхождения, либо оно должно будет полагаться на Директиву о свободе передвижения.

Как Директива о равенстве независимо от расового происхождения, так и Директива о равенстве в сфере труда, указывают, что они не создают какого-либо права на равное обращение для граждан третьих государств (ГТГ) в отношении условий въезда и проживания. Директива о равенстве в сфере труда далее указывает, что она не создаёт никакого права на разное обращение для ГТГ в отношении доступа к трудоустройству и профессиональной деятельности Директива о равенстве независимо от расового происхождения указывает, что она не охватывает «любое обращение, которое следует из правового статуса граждан третьего государства». Однако, представляется, что это не позволяет государствам-членам полностью исключить из сферы защиты ГТГ, поскольку преамбула указывает, что ГТГ должны получать защиту по директиве, за исключением доступа к трудоустройству. Директива о равенстве полов (новая редакция) и Директива о равенстве полов в доступе к товарам и услугам не исключают возможность предоставления защиты ГТГ.

Однако, ГТГ имеют право на равное обращение в целом в тех же самых сферах, которые охватываются антидискриминационными директивами в случае, когда они являются «постоянно проживающими лицами» на основании Директивы о гражданах третьего государства, которая требует, среди прочих условий, наличие пятилетнего периода «законного проживания». Кроме того, Директива о воссоединении семьи позволяет членам семьи законно проживающих на территории государства-члена граждан третьих государств присоединиться к ним на определённых условиях.

Естественно, эти правила права ЕС не запрещают государствам-членам устанавливать более благоприятные условия в своём национальном праве. Кроме того, прецедентное право ЕКПЧ показывает, что, в то время как государство может считать, что граждане и иностранцы не находятся в сопоставимой ситуации (и считать допустимым неравное обращение с ними при определённых обстоятельствах), в принципе, все права, закреплённые ЕКПЧ, должны гарантироваться равным образом всем лицам, находящимся в их юрисдикции. В этом отношении ЕКПЧ возлагает на государства-члены обязательства в отношении ГТГ, в некоторых областях выходящие за пределы требований права ЕС.

ИсточникРуководcтво по европейскому антидискриминационному праву

Желающие поддержать Правозащитный центр “Китеж” могут это сделать, переведя посильную сумму на наш счёт. Центр находится в списке льготников, поэтому с пожертвований возвращается подоходный налог.

MTÜ INIMÕIGUSTE KAITSE KESKUS KITEZH
EE332200221063236182
Пояснение: annetus

Антидискриминационное право ЕС. Сфера действия

В то время как европейское антидискриминационное право запрещает прямую и косвенную дискриминацию, такой запрет действует только в определённом контексте. В ЕС антидискриминационное законодательство было принято для содействия функционированию внутреннего рынка и, таким образом, традиционно сводилось к сфере трудоустройства.

С принятием Директивы о равенстве независимо от расового происхождения в 2000 г. эта область расширилась и стала включать доступ к товарам и услугам, а также доступ к государственной системе социальной защиты исходя из того, что для обеспечения равенства на рабочем месте также было необходимо обеспечить равенство в других сферах, которые могут повлиять на трудовую деятельность.

Затем была принята Директива о равенстве полов в доступе к товарам и услугам в целях расширения сферы равенства независимо от половой принадлежности на область товаров и услуг. Однако, Директива о равенстве в сфере труда 2000 г., запрещающая дискриминацию на основании сексуальной ориентации, инвалидности, возраста, религиозных и иных убеждений применяется только в контексте трудоустройства.

Напротив, статья 14 ЕКПЧ гарантирует равенство при осуществлении материальных прав, закреплённых ЕКПЧ. Кроме того, Протокол № 12 к ЕКПЧ, вступивший в силу в 2005 г. расширяет сферу действия запрета дискриминации на любое право, предоставляемое на национальном уровне, даже в случае, когда оно не попадает в сферу действия какого-либо предусмотренного ЕКПЧ права. Однако, к Протоколу присоединились только 17 из 47 членов СЕ, среди которых шесть государств-членов ЕС. Это означает, что государства-члены ЕС
связаны обязательствами по европейскому антидискриминационному праву разного уровня.

ИсточникРуководcтво по европейскому антидискриминационному праву

Желающие поддержать Правозащитный центр “Китеж” могут это сделать, переведя посильную сумму на наш счёт. Центр находится в списке льготников, поэтому с пожертвований возвращается подоходный налог.

MTÜ INIMÕIGUSTE KAITSE KESKUS KITEZH
EE332200221063236182
Пояснение: annetus

Антидискриминационное право ЕС. Допустимая дискриминация по возрасту

Статья 6 Директивы о равенстве в сфере труда устанавливает два отдельных обоснования различий в обращении на основании возраста.

Статья 6(1) разрешает дискриминацию по возрасту, преследующую «цели правомерной политики в сфере трудоустройства, рынка труда и профессионального обучения», при условии, что она соответствует критерию соразмерности. Приводится ограниченное количество примеров ситуаций, в которых различия в обращении могут быть оправданы: статья 6(1) (5) разрешает «установление минимальных условий о возрасте, профессиональном опыте или трудовом стаже для доступа к работе». Однако, этот список не является исчерпывающим и может быть расширен с учётом индивидуальных случаев.

Статья 6(2) разрешает дискриминацию по возрасту в контексте доступа к программам трудового социального страхования и выплачиваемым по ним пособиям, без необходимости соблюдения критерия соразмерности.

Пример 1. В деле Паласиос де ла Вилла против Кортефиель Сервисиос СА Суд ЕС впервые получил возможность рассмотреть сферу действия статьи 6 в связи с запросом о разрешении жалобы об обязательном возрасте выхода на пенсию (Решение Суда ЕС от 16 сктября 2007 г. по делу № С-411/05 Palacios da le Villa v. Cortefiel Serviceos SA). Установив, что обязательный возраст выхода на пенсию не подпадал под статью 6, Суд ЕС затем рассмотрел вопрос о том, мог ли такой возраст был быть объективно оправдан. Суд ЕС счёл значимыми следующие вопросы:
во-первых, первоначальная мера была озвучена как мера, направленная на создание возможностей по трудоустройству в экономических условиях высокого уровня безработицы;
во-вторых, имелись доказательства того, что переходная мера была принята по инициативе профсоюзов и организаций работодателей в целях содействия лучшему распределению работы между поколениями;
в-третьих, Закон № 14/2005 также был принят при содействии профсоюзов и организаций работодателей, в этот раз с прямым требованием о том, чтобы мера «была связана с целями, соответствующими политике трудоустройства и установлены в коллективном договоре»;
в-четвертых, условие об обязательном выходе на пенсию в коллективном договоре было озвучено как установленное «в защиту интересов обеспечения трудоустройства».
Учитывая эти факторы, Суд ЕС пришёл к выводу о том, что «рассматриваемое в соответствующем контексте, … переходное положение было нацелено на регулирование национального рынка труда, в частности, для сдерживания роста безработицы». На этом основании Суд ЕС пришёл к выводу о том, что коллективный договор был направлен на осуществление правомерной цели. Признав, что преследуемая цель была правомерной, Суд ЕС затем должен был перейти к вопросу о том, была ли мера «подходящей и необходимой» для достижения такой цели. Суд ЕС напомнил, что у государств-членов была широкая свобода усмотрения в области социальной политики и политики трудоустройства. Это подразумевало, что «конкретные положения могли меняться в зависимости от ситуации в государствах-членах». Ключевым представлялось требование о предоставлении соответствующим работникам пенсии, «размер которой не мог быть неразумным». Также имело значение то, что соответствующие положения определялись коллективным договором между профсоюзами и организациями работодателей, что придавало процессу определённый уровень гибкости, позволявший при принятии решения о выходе на пенсию учитывать соответствующий рынок труда и особые требования работы. На этом основании Суд ЕС установил, что переходная мера, затрагивающая г-на Паласиоса, и коллективный договор была объективно оправданна и совместима с Рамочной директивой. Подход, подчёркнутый Судом ЕС, заключается в тот, что статья 6 будет рассматриваться таким же образом, как рассматривается объективное обоснование по другим основаниям защиты от дискриминации, указанным выше.

Пример 2. В деле из Великобритании МакКаллоч против Империал Кемикал Индастриз плс суд должен был рассмотреть ситуацию со схемами выходных пособий, которые предусматривали увеличение выходных пособий в соответствии с возрастом и продолжительностью работы (Постановление Апелляционного трибунала по трудовым спорам Соединённого Королевства от 22 июля 2008 г. по делу MacCulloch v. Imperial Chemical Industries plc). Это приводило к тому, что работники старшего возраста, обладавшие большим стажем работы, имели право на выходное пособие в гораздо большем размере, нежели более молодые и новые члены рабочего коллектива. Апелляционный трибунал Соединённого Королевства признал, что, в принципе, эти схемы могли быть объективно оправданы как способ вознаграждения за верность старых работников путём предоставления работникам старшего возраста выплат в большем размере с учётом их незащищённости на рынке труда, а также как способ поощрения более старых работников к уходу с работы и освобождению места для молодых работников. Однако, суд также дал руководство в отношении того, как нужно подходить к вопросу об объективном обосновании, с указанием на необходимость проведения исчерпывающего анализа вопроса соразмерности до перехода к выводам об объективном обосновании.

Пример 3. В деле Гюттер (Hütter) Суд ЕС должен был рассмотреть вопрос, касающийся австрийского закона, в соответствии с которым стаж работы, приобретённый до достижения 18 лет, не мог приниматься во внимание при определении размера заработной платы. Гюттер и его коллега были стажёрами в Техническом университете Граца (TUG), которым по завершении стажировки был предложен трёхмесячный контракт. На основании соответствующего законодательства заработная плата г-на Гюттера, которому недавно исполнилось 18 лет, была установлена со ссылкой на приобретённый им опыт работы продолжительностью 6,5 месяцев, в то время как заработная плата его коллеги, которая была на 22 месяца старше его, определялась в соответствии с приобретённым ей опытом продолжительностью 28,5 месяцев. Это привело к разнице в размере месячной заработной платы, несмотря на то, что они оба обладали опытом схожего уровня.
Г-н Гюттер заявил жалобу о том, что правило было более благоприятным для лиц, получивших опыт работы после достижения ими 18 лет. Суд ЕС признал, что основные цели законодательства могли считаться правомерными, в частности, цель: (1) исключения ситуаций, в которых лица, получившие общее среднее образование, будут находиться в менее благоприятном положении, нежели лица с профессиональной квалификацией; и (2) предотвращения удорожания стажировок и тем самым содействия интеграции молодых людей, прошедших такой тип обучения на рынок труда. Даже учитывая широкие пределы свободы усмотрения государств-членов при определении того, являются ли правомерные цели подходящими и необходимыми, Суд ЕС пришёл к выводу о том, что в этом случае не было надлежащим образом представлено объективное обоснование, поскольку правило оказывало несоразмерное воздействие на молодых работников, особенно в тех случаях, когда опыт работы был одинаковым, но возраст заявителя влиял на размер вознаграждения, как в настоящем деле.

Необходимо отметить, что этот подход также согласуется с подходом ЕСПЧ, который рассматривал вопрос различий в пенсионном возрасте в контексте ЕКПЧ, а именно, в деле Стек (Stec)/ В этом смысле исключения, касающиеся возраста, соответствуют подходам судов к обоснованиям, касающимся социальной политики и политики в области трудоустройства.

ИсточникРуководcтво по европейскому антидискриминационному праву

Желающие поддержать Правозащитный центр “Китеж” могут это сделать, переведя посильную сумму на наш счёт. Центр находится в списке льготников, поэтому с пожертвований возвращается подоходный налог.

MTÜ INIMÕIGUSTE KAITSE KESKUS KITEZH
EE332200221063236182
Пояснение: annetus

Антидискриминационное право ЕС. Религиозные организации

Директива о равенстве в сфере труда прямо разрешает организациям, созданным на основе «религии» или «убеждений», устанавливать определённые условия для работников. Статья 4(2) Директивы указывает, что она не вмешивается в «право церквей и других общественных или частных организаций, идеалы которых основаны на религии или убеждениях … требовать от лиц, работающих на них, добросовестного и преданного поведения по отношению к идеалам организации». Кроме того, работодатели, связанные с религиозными организациями, могут подпадать под сферу действия «действительного профессионального требования», позволяющего проводить различия в обращении на основании религиозных убеждений соответствующей организации.

Статьи 4(1) и 4(2) таким образом, позволяют организациям, таким как церкви, отказываться, например, принимать на работу священников, пасторов или служителей женщин, в случае, когда это противоречит идеалам этой религии. Несмотря на то, что у Суда ЕС не было возможности истолковать это положение в своём решении, оно применялось на национальном уровне. Ниже приведены два дела, касающиеся использования этого основания для оправдания различий в обращении на основании сексуальной ориентации.

Пример 1. В деле, рассмотренном финскими судами, Евангелистская лютеранская церковь Финляндии отказалась назначать капелланом (помощником викария) лицо, находившееся в однополых отношениях (Решение Административного трибунала Вааса (Финляндия) в деле № 04/0253/3 Vaasan Hallinto-oikeus). Административный суд Вааса отменил решение на основании того, что гетеросексуальная ориентация не могла считаться действительным профессиональным требованием для замещения этой должности. Был принят во внимание тот факт, что во внутренних правилах Церкви по назначению викариев и капелланов не содержалось никакого упоминания о сексуальной ориентации.

Пример 2. В деле Амикус Секция МСФ Р. (по заявлению) против Министра торговли и промышленности суды Великобритании должны были принять решение о совместимости национальных правил, устанавливающих допустимое основание действительного профессионального требования в контексте работодателей-религиозных организаций, с Директивой о равенстве в сфере труда (Решение Высокого суда Великобритании от 26 апреля 2004 г. по делу Amicus MSF Section, R (on the aplication of) v. Secretary of State for Trade and Industry). Было подчёркнуто, что любое исключение из принципа равного обращения должно толковаться узко. Национальные правила допускали различия в обращении в случае, когда работа осуществлялась «для целей организованной религии», и было подчёркнуто, что эта формулировка являлась гораздо более ограничительной, нежели формулировка «для целей религиозной организации». Таким образом, суд согласился с заявлениями властей о том, что это исключение применялось в отношении очень ограниченного количества должностей, касающихся содействия распространению или представлению религии, таких как должность священника. Это не позволяло религиозным организациям, включая духовные школы или религиозные центры сестринского ухода, заявить о том, что должность учителя (для образовательных целей) или медсестры (для целей здравоохранения} являлась частью «цели организованной религии».

ИсточникРуководcтво по европейскому антидискриминационному праву

Желающие поддержать Правозащитный центр “Китеж” могут это сделать, переведя посильную сумму на наш счёт. Центр находится в списке льготников, поэтому с пожертвований возвращается подоходный налог.

MTÜ INIMÕIGUSTE KAITSE KESKUS KITEZH
EE332200221063236182
Пояснение: annetus

Антидискриминационное право ЕС. Действительное профессиональное требование

В соответствии с антидискриминационными директивами, в случае, когда они касаются сферы трудоустройства:

«Государства-члены могут установить, что различия в обращении, основанные на характеристике, касающейся [защищённого от неравного обращения основания] не являются дискриминацией в случае, когда по причине характера соответствующей профессиональной деятельности или обстоятельств, в которых она осуществляется, такая характеристика представляет собой действительное и определяющее профессиональной требования при условии, что его цель правомерна и требование соразмерно» (ст. 14(2) Директивы о равенстве полов (новая редакция); статья 4 Директивы о равенстве независимо от расового происхождения, статья 4(1) Директивы о равенстве в сфере труда).

Это основание позволяет работодателям проводить различия между лицами на основе защищённой характеристики, в случае, когда эта характеристика имеет прямое отношение к пригодности или способности выполнять определённые должностные обязанности.

Существуют профессии, которые, по общему признанию, подпадают под исключение действительного профессионального требования: в деле Комиссия против Германии Суд ЕС, полагаясь на обзор Комиссии по пределам отступления в вопросах дискриминации по половому признаку, указал определённые профессии, по которым скорее всего, может применяться допустимое основание дискриминации (Решение Суда ЕС от 21 мая 1985 г. по делу № 248/83 Commission v. Germany). Особое значение было уделено профессии артиста, которая может потребовать наличия определённых качеств, являющихся природными характеристиками лица, например, требование к певице соответствовать определённым вкусам по стилю исполнения, к молодому актёру — сыграть определённую роль, к здоровому лицу — танцевать, к женщине или мужчине — выступать моделями определённого типа. Однако, Суд ЕС не предпринимал попыток создания исчерпывающего списка. Другие примеры могут включать принятие на работу лица китайской национальности в китайский ресторан для поддержания аутентичной обстановки или принятие на работу женщин в фитнес-клубы только для женщин.

Пример 1. В деле Комиссия против Франции Суд ЕС установил, что при определённых обстоятельствах резервирование должностей в целях трудоустройства преимущественно для кандидатов мужского пола в мужских тюрьмах и для кандидатов женского пола в женских тюрьмах будет правомерным (Решение Суда ЕС от 30 июня 1988 г. по делу № 318/86 Commission v. France). Однако, это исключение могло использоваться только в отношении должностей, которые подразумевали осуществление деятельности, для которой имел значение пол лица. В этом деле французские власти хотели сохранить определённый процент должностей для кандидатов мужского пола, поскольку могла возникнуть необходимость применения силы для усмирения потенциальных нарушителей порядка наряду с другими обязанностями, которые могли исполнять мужчины. Хотя Суд ЕС, в принципе, принял этот аргумент, французские власти не выполнили требования открытости в отношении конкретных видов деятельности, которые должны осуществляться только кандидатами мужского пола; обобщения в отношении пригодности полов для этого недостаточны.

Пример 2. В деле Джонстон (Johnston) женщина-полицейский, работавшая в Северной Ирландии, пожаловалась на то, что её контракт не был продлён. Главный констебль в обоснование подчеркнул, что женщины-полицейские не проходили обучение по обращению с оружием по причине того, что «в ситуации серьёзных внутренних беспорядков ношение огнестрельного оружия женщинами-полицейскими могло создать дополнительную угрозу их жизни и могло, таким образом, противоречить требованиям общественного порядка». Суд ЕС установил, что, хотя угроза безопасности должна была приниматься во внимание, угроза была действительной равным образом в отношении мужчин и женщин, и женщины не подвергались более серьёзному риску. В случае, если обоснование не относилось к свойственным женщинам биологическим характеристикам, таким как защита её ребёнка во время беременности, различия в обращении не могли быть оправданы ссылкой на то, что общественное мнение требовало защиты женщин.

Пример 3. В деле Мальбург против земли Мекленбург-Передняя Померания женщина, подавшая жалобу, находилась в состоянии беременности, и не была принята на постоянную должность медсестры, которая должна была проводить значительный объём работы в действующих театрах (Решение Суда ЕС от 3 февраля 2000 г. по делу № С-207/98 Mahlburg v. Land Mecklenburg-Vorpommern). Отказ обосновывался тем, что ребёнку мог быть причинён вред, поскольку он мог подвергнуться воздействию вредных веществ в театре. Суд ЕС, приняв во внимание постоянный характер должности, установил, что запрет занимать эту должность лицу, подавшему жалобу, был несоразмерным, поскольку её неспособность работать в театре была только временной. Хотя ограничения условий работы беременных женщин были допустимыми, они должны были быть ограничены обязанностями, которые могли причинить ей вред, и не могли повлечь общий запрет на работу.

Параграф 18 преамбулы Директивы о равенстве в сфере труда содержит более конкретную формулировку допустимого основания действительного профессионального требования в отношении определённых видов государственной службы, касающейся безопасности. Само по себе это не является отдельным основанием, но оно должно рассматриваться как явное выражение одного из последствий допустимого основания действительного профессионального требования в конкретных обстоятельствах:

«Настоящая Директива не требует, в частности, от вооружённых сил, полиции, тюрьм или служб экстренного реагирования найма или содержания в штате лиц, не обладающих требуемыми способностями для выполнения ряда функций, которые на них могут быть возложены в связи с правомерной целью поддержания рабочей эффективности этих служб» (Директива № 2000/78/ЕС о равенстве в сфере труда от 2 декабря 2000 года).

В основном, это правило может применяться к ситуации отказа в назначении на определённые должности, по которым предъявляют высокие требования к физическому состоянию, лиц старше определённого возраста, или инвалидов. В этом отношении статья 3(4) директивы позволяет государствам-членам прямо исключить применение её условий к вооружённым силам. Хотя такое положение отсутствует в Директиве о равенстве полов (новая редакция), можно оценить её действие на практике на примере двух дел, касающихся дискриминации по половому признаку в вооружённых силах. Эти дела рассматривались по статье 2(2) Директивы о равенстве в обращении, которая содержит основание «действительного профессионального требования», в настоящее время закреплённое в статье 14(2) Директива о равенстве полов (новая редакция).

Пример 4. В деле Сирдар против Армейского комитета и Министерства обороны лицо, подавшее жалобу, служило поваром в отряде «коммандос». В сохранении её на службе отпала необходимость после сокращения военных расходов, которые ввели принцип «взаимозаменяемости» отрядов «коммандос» (Решение Суда ЕС от 26 октября 1999 г. по делу № С-273/97 Sirdar v. The Army Board and Secretary of State for Defece). «Взаимозаменяемость» требовала, чтобы каждое лицо было способно выполнять боевые функции, по причине нехватки личного состава. Суд ЕС признал, что требование о формировании отрядов «коммандос» полностью из мужчин было оправдано необходимостью обеспечения эффективной боеспособности, и что принцип взаимозаменяемости, таким образом, исключал женщин. Это объяснялось тем, что «коммандос» были маленьким специализированным отрядом, который обычно находился в первой волне любой атаки. Суд ЕС установил, что правило было необходимым для достижения цели обеспечения боеспособности.

Пример 5. В деле Крейл против Федеративной республики Германия лицо, подавшее жалобу, пыталось устроиться на должность инженера-электрика (Решение Суда ЕС от 11 января 2000 г. по делу № С-285/98 Kreil v. Bundesrepublik Deutschland). Однако, ей было отказано в назначении, поскольку женщинам запрещалось занимать какие-либо военные должности, предполагающие использование оружия. Они могли участвовать только в медицинском или музыкальном обслуживании вооружённых сил. Суд ЕС установил, что это исключение было слишком широким, поскольку применялось практически ко всем воинским должностям просто потому, что на этих должностях женщинам в какой-то момент могло потребоваться применение оружия. Любое обоснование должно быть более тесно связано с обычно выполняемыми на конкретных должностях функциями. Убедительность представленного властями оправдания также ставилась под сомнение по причине того, что на должностях, которые могли занимать женщины, им всё равно приходилось проходить начальную стрелковую подготовку для целей самообороны и защиты других лиц. Таким образом, меры были несоразмерны достижению этой цели. Кроме того, различия между мужчинами и женщинами не должны проводиться на основании того, что женщинам требуется большая защита, за исключением случаев, когда они касаются факторов, свойственных положению женщин, как, например, необходимость в защите во время беременности.

Возможности оправдания дискриминации по половому признаку со ссылкой на эффективность и действенность определённых служб безопасности могут со временем сузиться, поскольку роли полов и социальные институты развиваются и государства-члены, в свете этого, несут обязательства по периодическому пересмотру ограничительных мер (ст. 31(3) новой редакции Директивы о равенстве полов).

ИсточникРуководcтво по европейскому антидискриминационному праву

Желающие поддержать Правозащитный центр “Китеж” могут это сделать, переведя посильную сумму на наш счёт. Центр находится в списке льготников, поэтому с пожертвований возвращается подоходный налог.

MTÜ INIMÕIGUSTE KAITSE KESKUS KITEZH
EE332200221063236182
Пояснение: annetus