Русская школа Эстонии

Суд поддержал ликвидацию русской школы в Кейла

19 августа в 16:00 Таллинский административный суд не удовлетворил жалобу родителей, оставив в силе решение Кейлаского городского собрания о ликвидации единственной русской школы в городе.

Ссылки на нарушение международных правовых норм, Конституции и законов Эстонии, а также на то, что решение городских властей не было обоснованно экономически, а опиралось только на желание чиновников, чтобы в Кейла не было русской общины, были проигнорированы.

В Кейлаской основной школе училось 179 детей. В Эстонии много школ, где количество учеников значительно меньше, в т. ч. в Харьюмаа. Но все эти школы – эстоноязычные. Например, в школе Миссо учится всего восемь детей. В целом в Эстонии есть 31 школа, в которых количество учеников менее 20, из них 11 – основные школы. Медианное количество учеников в школах Эстонии – 147 человек. При этом никто не собирается эти школы оптимизировать.

Стоит отметить, что живущие в городе русские дети, которых лишили своей школы, не были приняты и в первый класс эстонской школы, по причине недостаточного владения ими эстонским языком. Таким образом, детей не просто лишили обучения на русском языке, но и вовсе права на образование.

Характерным моментом для этого судебного процесса было то, что судья до принятия решения заручился поддержкой Министерства образования и науки Эстонии. Министерство полностью поддержало ликвидацию русской школы. Городом правит коалиция реформистов и социал-демократов. Минобраз возглавляет член Центристской партии Майлис Репс. Однако, при вопросе ликвидации русского образования в Эстонии, правительственная и оппозиционные партии пришли к полному консенсусу, даже несмотря на то, что Центристская партия пришла к власти исключительно за счёт голосов русских избирателей.

Податель жалобы, председатель попечительского совета Кейлаской основной школы Оксана Пост заявила, что городские власти, а вместе с ними и эстонский суд, прошлись катком по русским детям, лишний раз показав своё отношение к русскому населению страны.

Представляющий в суде Оксану Пост юрист-правозащитник Мстислав Русаков сообщил, что решение суда является явно политическим. «В нашей стране, опираясь на парадигму «Эстония – для эстонцев!» целенаправленно и последовательно строится национальное государство, в котором, вопреки Конституции и ратифицированным международным конвенциям, игнорируются интересы и права национальных меньшинств. Ситуация с каждым годом становится всё хуже. Если раньше эстонские суды принимали решения о том, то права нарушены не были, то сейчас уже встали на позицию, что у национальных меньшинств в Эстонии вовсе нет никаких прав. Соответственно нельзя нарушить то, чего a priori нет» – добавил правозащитник.

«Мы, безусловно, будем подавать апелляцию в суд второй инстанции» — заключил Русаков.

Russian Schools Matter

Убийство полицейским американского чернокожего породило протесты не только в США, но и в Европе. Акция солидарности состоялись также в Эстонии и Латвии. А есть ли в Прибалтике проблемы, схожие с проблемами чернокожих в Америке?

Наш собеседник — ведущий юрист Латвийского комитета по правам человека Александр Кузьмин.

– Приятно видеть, что в Латвии и Эстонии есть молодые люди, готовые проявить солидарность с американскими неграми. А насколько корректно в данном случае вспоминать, к примеру, что и в Прибалтике есть люди, которых еще в 90-е годы в СМИ иногда называли «неграми» – неграждане?

– Убийство Джорджа Флойда и массовые протесты показали, что в США проблемы расового меньшинства — чернокожего населения — глубже, чем проблемы наших неграждан, нацменьшинств в целом. Там более болезненно стоит вопрос о праве на жизнь. В то же время стоит отметить: структурно проблемы дискриминации похожи, как и всюду. А некоторые проблемы у русских Прибалтики, строго говоря, теперь стали даже острее. Приведу такой пример: в США в ХХI веке Барак Обама занимал пост президента, Кондолиза Райс — государственного секретаря и так далее… В Латвии и Эстонии за тот же период вспоминаются лишь два министра со славянскими именами. О президентах, премьер-министрах, председателях праламента и говорить не приходится.

– В чем вы видите схожесть в проблемах американских негров и латвийских неграждан, если она существует?

– На первый взгляд может показаться, что проблемы совершенно различны – потому, например, что по внешности прибалта от русского практически не отличить. Но у ситуаций есть важное сходство в политическом и историческом фоне. В Америке после отмены рабства чернокожих не допускали к власти при помощи «законов Джима Кроу», в первую очередь – хитроумных избирательных цензов. У нас эту функцию с 1991 года выполняет массовое безгражданство – значительная часть русскоязычного населения была лишена права голоса.

– В США, как известно, есть «негритянские» и «белые» районы в некоторых городах.

– Мы так далеко пока не зашли. Но завышенные требования к владению государственным языком и к гражданству в ряде профессий выталкивают меньшинства на обочину общества. Закономерный результат – среди русских и непропорционально много заключенных.

Есть риск, что такое социально-этническое разделение будет принимать вид и территориального. В Риге уже есть богатые районы – центр или, к примеру, Межапарк, – где удельный вес латышей гораздо выше в сравнении с Ригой в целом…

– А в чем тогда, помимо исторического контекста рабства, главные отличия в нашей и американской ситуациях неравноправия?

– Самая актуальная проблема русскоязычной общины – образование, поскольку от него зависит наше будущее. Тут методы дискриминации резко отличаются. В США английский язык объединяет большинство и чернокожее меньшинство – а проблема проявляется в первую очередь том, что школы в «черных» районах страдают от недофинансирования. У нас же проблема в том, что не учитываются особые потребности нацменьшинств – в преподавании на родном языке.

Беседовал Иван Русаков

Источник: Сайт Русского Союза Латвии

«Русская школа Эстонии» вошла в каталог организаций славянских меньшинств Европы

При Федералистском союзе европейских национальных меньшинств (ФСЕНМ/FUEN) действует рабочая группа, объединяющая славянские национальные меньшинства. Эта группа на прошлой неделе выпустила на немецком языке сборник, в котором даётся перечень славянских национальных меньшинств в Европе, а также каталог их объединений, являющихся членами FUEN. В этой брошюре также представлена «Русская школа Эстонии».

В сборнике даётся следующий перечень европейских славянских национальных меньшинств:
— кашубы в Польше;
— хорваты в Италии, Австрии и Сербии;
— русины в Польше и на Украине;
— македонцы в Албании и Греции;
— поляки в Чехии;
— помаки в Болгарии и Греции;
— русские в Эстонии;
— сербы в Хорватии;
— словаки в Румынии, Чехии и Венгрии;
— словенцы в Италии и Австрии;
— лужицкие сорбы в Германии;
— чехи в Румынии, Хорватии и Словакии.

«Русская школа Эстонии» — единственная организация, представляющая русское национальное меньшинство в FUEN. Это объясняется в том числе и тем, что FUEN объединяет автохтонные (коренные) национальные меньшинства Европы. В сборнике сообщается, что русские (славяне) жили в Эстонии с самых ранних времен. Название русских по-эстонски («venelane») указывает на происхождение из племени вендов, предков славян. Русское поселение существовало в Таллине (Колывань) со времен средневековья. Город Тарту (тогда Юрьев) был основан в 1030 году русским князем Ярославом Мудрым. В Таллинне много русских достопримечательностей: Екатерининский дворец в честь царицы Екатерины I и связанный с ним парк, а также православный собор Александра Невского.

В конце XVII века в Эстонию переселились русские староверы. Также русские переселялись в Эстонии в течение царского (1710-1917) и советского периода (1940-1991).

В Эстонии 25% населения (всего 330 000 человек) принадлежат к русскому национальному меньшинству. Однако только те, кто имеет эстонское гражданство, признаются национальными меньшинствами. По данным Совета Европы около 85 000 человек в Эстонии так и не получили гражданства, что соответствует примерно 6% населения.

После распада Советского Союза русское национальное меньшинство в Эстонии было лишено политических, языковых, религиозных и культурных гражданских прав. Те, кто протестовал против этой политики, стали жертвами преследований и притеснений.

Русское национальное меньшинство часто сталкивается с проблемами в отстаивании политических прав и интересов. Например, только 3% «неэстонцев» работают в государственных учреждениях. В парламенте из-за политики в отношении гражданства русские представлены только отдельными членами эстонских партий. Поэтому политические интересы русского населения не представлены непосредственно в парламенте.

Эстония ратифицировала Рамочную конвенцию Совета Европы о защите национальных меньшинств в 1998 году, но не подписала Европейскую хартию региональных языков или языков меньшинств.

Русское национальное меньшинство периодически организует ярмарки, фестивали, балы. За исполнение своих танцевальных и певческих традиций особенно славится фестиваль «Славянский венок», в котором также принимают участие украинцы и белорусы. Ежегодно проходит международный тотальный диктант на русском языке. Русские в Эстонии говорят на русском языке без местных диалектических особенностей.

В сборнике также сообщается, что деятельность организации «Русская школа Эстонии», основанной в 2010 году и являющейся членом FUEN с 2017 года, направлена на защиту прав детей русского меньшинства на образование на их родном языке. Объединение проводит научно-практические конференции и круглые столы. Основное внимание уделяется тому, чтобы помочь родителям защитить права своих детей на образование на русском языке. Например, в 2019 году было решено закрыть единственную русскую школу в городе Кейла. При поддержке организации это решение оспаривается в суде.

С брошюрой можно ознакомится здесь.

Источник: «Доколе?».